На главную

Евгений Соколинский. Час Пик. 2009. 11-17 февр. №5. C. 6

Шекспир втыкает булавки

Портные манипулируют магнитами.

Самый гениальный (не побоюсь этого слова) номер: «Монтекки и Капулетти» под музыку Моцарта. Над длинным столом сосредоточенно склонились трое портных. Известно, портной делает примерку, вооружившись булавками. Куча булавок с головками одного цвета – клан Монтекки, с головками другого – клан Капулетти. Портные манипулируют магнитами под столом. И вот в центре появляются две булавочки. Это Ромео и Джульетта. Они качаются, соединяются, разъединяются, ложатся рядом на стол. В какой-то момент верховный портной окропляет их красной краской, а потом кладет в спичечный коробок-гробик. Магнитом собрал остальные булавки, и портные – вершители судеб молча удалились. Прекрасная ересь простоты!
Нет возможности описывать все этюды. Три часа – 21 эпизод. Вопреки ожиданию, ни в одном не упоминаются комедии. Только пять трагедий. Больше всего этюдов посвящено «Гамлету». Менее других удались сценки, рассказывающие о горькой судьбе Офелии ( по крайней мере, так девушек зовут). Это именно Офелия обзывает Гамлета собакой – он, мерзавец, опять уплыл на бумажном кораблике!

Мамардашвили по-детски.

Какой-то «взрослый» зритель назвал «Шекспир – лабораторию» капустником, но это не так. В спектакле много юмора, иронии, однако общий тон его серьезен, а к финалу становится довольно мрачным. Видимо, руководители не слишком причесывали «учебные» работы, хотя композиционно все выглядит законченно, кроме «Макбет – провокации». Редко удаются хеппенинги.
Не вмешиваясь в конкретные эпизоды, Кудашов и Тумина предложили ученикам некий фон – раму. Когда вы входите в маленький зальчик БТК, из колонок уже звучит мужской низкий голос. Это запись лекций известного философа Мераба Мамардашвили о Сократе, Прусте и т.д. Мы будем их слушать чуть ли не три часа. Очевидно, во время подготовки «Шекспир-лаборатории» студенты знакомились с философскими взглядами Мамардашвили. В некоторых этюдах явственно ощутимы положения его системы. Другое дело, в Шекспира играют почти дети, и философия приобретает у них формы наивные, что свойственно кукольному театру.
При чем тут, спросите вы, кукольный театр, если они выходят на площадку сами? Кукольность - в пристальном внимании к вещному миру. В ход идет любая деталь: стакан, пакетик с чаем, стекло, мышеловка. Изобретательность, с которой молодые актеры оперируют предметами, не может не восхищать. Умению мыслить образами, символами тоже завидую. Разумеется, у кого-то из актеров- сочинителей фантазия богаче, кто-то мыслит тривиальнее, но в целом нам предлагают зрелище оригинальное, неожиданное. Жаль, что постановка предназначена для Малой сцены, для 50 зрителей ( хотя набиваются 100). Она привлекательна и для отчаянной , веселой молодежи, и для интеллектуалов. Не случайно «Шекспир – лаборатория» приглашена на фестиваль студенческих театров TEST в Загреб.
Что же Шекспир? Думаю, гениальный мистификатор на ребят не в обиде. Гораздо хуже, когда стихи сохранены, а от Шекспира остаются рожки да ножки.

 

© 1955-2016 ГУ «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»
Powered by V.Sergeevskiy