Небо в чемодане или цуцики в ночи

Елена Бачманова. MUSECUBE

Сказки старого чемодана

«Вы знаете, кто такие Цуцики?» — заботливо спрашивает на входе в Большой театр кукол милая дама-распорядитель. «Цуцики — это слепые щенки, которые тычутся повсюду и никак не могут найти своё место». Так ведь бывает и в жизни: идёшь новым маршрутом, наощупь, но совсем не понимаешь, какое направление будет правильным. Впрочем, в какое бы время ты ни пришёл в БТК на улицу Некрасова, дорога и визит сюда всегда сложатся наилучшим образом. Потому что работают здесь волшебники, для которых создать радостное настроение совсем не трудно.

Как раз про это умение — творить добро и находить в себе силу любви даже в самых патовых ситуациях — вышел новый спектакль главного режиссёра театра Руслана Кудашова. «Небо в чемодане, или цуцики в ночи» — так называется небольшая лирическая клоунада в вокзальных декорациях на четверых актёров. Если заглянуть немного вглубь истории, то станет понятно: нынешняя премьера БТК представляет собой реплику на уже существующую постановку Кудашова, сделанную для его первого актерского коллектива «Потудань» (в новой афише тот маленький театр остроумно именуется как PostPotudan). Действующие лица остались все те же: четыре неприкаянных души, внезапно встретившиеся на вокзале под гудки поезда и примерившие на себя маски четырёх героев (Ирина Кривченок, Александра Ионова, Максим Гудков из «Потудани» и Михаил Ложкин из первого актёрского выпуска Кудашова.

После последних работ режиссёра на библейскую тематику («Шпиль», «Екклесиаст», «Книга Иова», «Песнь песней») и его поэтической трилогии, посвящённой выдающимся авторам двадцатого века (Башлачев, Высоцкий, Бродский), видеть на сцене лёгкий бессловесный текст достаточно необычно. Сохраняя все свои традиционные находки и приемы, Руслан Кудашов строит композицию в соответствии с привычным кольцевым сюжетом, вот только вместо сильных драматических ходов зрителю предлагается расслабиться и посмотреть приятную клоунаду. Но для эмпатии здесь тоже найдётся место: как в любой лирической вещи, на первый план выходят герои со своими страданиями и проблемами: Писатель, Пьяница, Медсестра, Роковая женщина.

Эти персонажи, потерявшиеся в большой вселенной, внезапно обнаруживают в старых чемоданах целый мир, и вот уже громадный страшный поезд становится игрушечным паровозиком. Герои-маски страдают и мучаются, ищут и ничего не находят. Пьяница в душе грезит морем и кораблями, Медсестра под строгой формой хранит хрупкую душу танцовщицы, Писатель мечется среди своих странных мыслей, а Фемме Фатале хочет стать матерью. Действие разворачивается под характерные для БТК музыкальные решения: Владимир Бычковский и Анатолий Гонье предлагают то уплыть на волнах счастья под бессмертные ритмы The Beatles, то впасть в безумный угар под AC/DC, то посочувствовать разрушенным идеям под «Адажио» Албинони. Сцена сменяется за сценой, и вот уже Пьяница находит поддержку в лице Медсестры, и их бумажный кораблик превращается в добротное и надежное судно. У Писателя и его дамы сердца тоже завязываются отношения: ниточка между двумя сердцами обросла чистыми и светлыми вещами. И как-то так очень легко и логично цуцики в ночи вдруг обретают зрение и видят лунную дорожку, по которой, оказывается, так приятно идти по миру.

© 1931-2017 СПбГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»