Летающий велосипед

Елизавета Ронгинская. Театральный город

Имаджинариум для малышей

Есть такая настольная игра Imaginarium, где по ассоциациям необходимо отгадать карточку ведущего. Спектакль «Сто сорок ударов в минуту» Дениса Казачука — нечто сродни этому. Несмотря на то что есть определенная сюжетная канва, режиссер мыслит перетекающими, как песочные рисунки, образами. Он играет с деталями, именно поэтому морские раковины превращаются в плавники рыбы, затем в крылья и даже хвост индюка. Отгадать метафоры не всегда просто, но это типичная для БТК языковая партитура, и «свой» зритель к ней привык.

«Со скоростью сто сорок ударов в минуту бьется сердце новорожденного», — предупреждают в начале истории. На протяжении 50 минут зритель наблюдает за тем, как новый человек познает действительность. Для ребенка окружающий мир — живой и сказочный: у облаков есть лица, гусеницы танцуют, дятел поет, а белочка грызет орешки с изумрудными ядрами. Спектакль получился исключительно созерцательным, как пейзажная зарисовка.

Спектакль проходит в безмолвии — мы слышим лишь звуки природы и музыку Бьорк. Это верно: младенцам не нужны слова: они воспринимают все вокруг посредством зрительных, слуховых, вкусовых и тактильных ощущений. Режиссеру удалось увидеть мир глазами ребенка. Малыш (в исполнении Натальи Сизовой) знакомится с природой: играет с муравьями, плавает вместе с рыбами, сражается с хищными птицами и наблюдает за рассветом и закатом.

Этот спектакль рассчитан на самых маленьких зрителей — детей от 2 до 5 лет. Картинки сменяют друг друга, ребенок переключается с одного сюжета на другой, не успевая устать.

У спектакля «Колобок» Руслана Кудашова тоже маркер «4+», но он интересен и семилетним детям, потому что «о чем» сливается с «как» и сюжет динамичен. Здесь же повествование разорвано, лишено интриги и выдержано почти вне всякого действия. Первые несколько минут героиня очаровывает своим неподдельным интересом к окружающему миру и лучистым взглядом. Но в какой-то момент, пожалуй, хочется, чтобы угол зрения сменился и зритель увидел, что происходит с ребенком, а не с миром. Ведь пообщавшись со всеми жителями леса и стихиями, ребенок взрослеет, вбирая знания о сущем. Впрочем, философичность авторов спектакля имеет вкус прекрасного Экзюпери и в транскрипции для малышей сама по себе представляет особую ценность, почти эксклюзив на современной сцене.

В финальной сцене звучат стихи Арсения Тарковского, на небосводе зажигаются созвездия Малая и Большая Медведицы, а девочка становится школьницей.

Автор: Елизавета Ронгинская

© 1931-2017 СПбГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»