На главную

Ирина Парамонова. Мой район

В Петербургском БТК нашли ключ к Бродскому

Спектакль «Бродский. Ниоткуда» завершает трилогию в Большом театре кукол, посвященную трем поэтам ХХ века — Башлачеву, Высоцкому и Бродскому. «МР» поговорил с участниками проекта: режиссером Русланом Кудашовым и актером Сергеем Беспаловым.

«МР»: Почему именно Александр Башлачев, Владимир Высоцкий и Иосиф Бродский стали героями спектаклей?

Руслан Кудашов: Эти три поэта, какими бы разными они не были, очень повлияли на меня и на все мое поколение. Да, они разные, непохожие, у каждого — свои темы. К ним сложно относиться равнодушно, их влияние оставляет отпечаток в жизни. Бродского стало активно читать и молодое поколение, и тему его одиночества каждый понимает — по-своему, перекладывая на свою жизнь, — но понимает.

- Формат спектакля «Бродский. Ниоткуда» кукольный?

 Нет, кукол практически не будет. Будут актеры нашего театра, их впечатления, рефлексии, их ассоциации на темы поэзии Бродского.

- Спектакль основан на истории жизни Бродского? Или ряд образов, навеянных произведениями?

Биографические моменты, конечно, будут, по-разному обыгранные повороты судьбы Бродского. Но их немного. Также будут и песни, написанные ребятами на стихи поэта, причем в самых разных музыкальных жанрах.

- Бродский — он про что? Про любовь, про одиночество, про свободу? 

Сергей Беспалов: Когда впервые читаешь Бродского, поражает ритмика стиха, нетривиальные рифмы, интересные образы, редко встречающиеся в обыденной жизни и в поэзии в целом. Он был выдающимся человеком — и в интеллектуальном плане, и в чувственном. Понимать и обращаться к строению мира в социалистическом, атеистическом государстве, осознавать метафизику мира, некую субреальность, задумываться о течении жизни, ее конечности, задаваться вопросами о человеке… Это вполне логичные для каждого вопросы, но не вполне логичные для того общества, в котором жил Бродский.

А еще — его стремление к объективному восприятию самого себя. Способность при всей внутренней субъективности увидеть свою жизнь, свои отношения с людьми, удачи и неудачи… Во всем – честность с собой, умение просто и точно найти взгляд или понимание, которое позволяло бы жить дальше. Он очень парадоксальный поэт, но иногда в жизни наступает момент, когда ты чувствуешь — сегодня к твоей жизни, твоей ситуации подходит именно его поэзия, и каждый раз открываешь что-то новое. Погружаешься и за простыми словами открываешь глубокие, сложные вещи. Понимаешь, насколько он был эмоциональным человеком и за возможной внешней холодностью не допускал холодного отношения к жизни. Мы знаем, что Бродского увлекали спокойные пейзажи, но за всем этим – такой внутренний пульс, такая горячая жила. Мы старались показать это в спектакле.

Из чего складывался спектакль? Как подбирали материал?

Этот спектакль — уже третий наш подход к Бродскому. Впервые мы читали его на одной из встреч со зрителями, читали наизусть, что кому нравилось. Потом начали репетировать, но долго не могли подобрать ключ к спектаклю. И вот, спустя время, снова к нему вернулись. Сейчас в работу вошло что-то из того, что мы приносили и придумывали уже тогда, но многое поменялось, решалось по-новому, в иных обстоятельствах. Конечно, от многих произведений было сложно отказаться и Руслану Равилевичу, и нам. И, как бы ни хотелось, увы, «Новый Жюль Верн» или «Осенний крик ястреба» в спектакль не войдут. Но мы и так уже отрезаем от себя практически родные куски, хотя о каких-то вещах не сказать все равно не можем. Материал спектакля очень обширен. Но Бродский вообще таков, что можно работать не только с его биографией или поэзией, даже по одному отдельному произведению можно поставить полноценный спектакль.

© 1955-2016 ГУ «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»
Powered by V.Sergeevskiy