На главную

Полина Виноградова. Санкт-Петербургские ведомости. 2017-01-27. №4. C. 11

Дух поэзии в кукольном театре

 
В Большом театре кукол состоялась премьера спектакля «Бродский. Ниоткуда». Этой постановкой художественный руководитель театра Руслан Кудашов завершил поэтическую трилогию, посвященную самым значимым лично для него поэтам XX века, — Башлачеву, Высоцкому, Бродскому. Получилась трагикомедия в трех частях — для тех молодых людей, которые приходят в театр и посмеяться, и поплакать.
 
В новом спектакле выдержан тот же формат, что и в предыдущих постановках. Артисты разыгрывают театральные этюды на тексты Иосифа Бродского. В качестве декорации — перекинутый через бассейн с водой черный мостик. Всю жизнь Бродский карабкался по таким мостам: в Ленинграде, разделенном Невой на острова, в Венеции, веками уходящей под воду, в Нью-Йорке, продуваемом ветром с Гудзона. Вся его жизнь была как путь вверх и вниз, и снова вверх, а спуск в конце пути — на Набережную Неисцелимых, где теперь есть памятная табличка, сообщающая туристам, что русский поэт Иосиф Бродский воспел это место в своем автобиографическом эссе.
 
В качестве пролога к трехчасовому действу спели на два голоса «Элегию Джону Донну», облачившись в бумажные жабо и кринолины. «Рождественский романс» про необъяснимую тоску кораблика из Александровского сада прошептала русалка, запутавшаяся в сети. Прозвучали самые известные стихи и фрагменты прозаических текстов. Поэтические образы сменялись приметами личной биографии, джаз чередовался с рэпом; из ленинградской коммуналки с характерными атрибутами послевоенного быта зрители попадали в европейское кафе.
Они запросто встречаются на сцене: мама со своей извечной заботой («Ося...!») и шикарная итальянка с хрупкой, как вуаль, любовью. Лагерь, котельная, психиатрическая лечебница, Древний Рим. Неспящий Нью-Йорк, плачущая Венеция, смеющийся Париж... Это зарисовки о людях и городах, изменивших судьбу и оставшихся в стихах — то есть в веках. Поющие коты и кричащие гондольеры, или наоборот. Любители поэзии считают, что лицедейство убивает ритм стихотворения. Там, где должно чеканить каждое слово, появляется песня — мелодия души, скорее всего, спонтанная, ритм сердца, прерывистое дыхание...
Руслан Кудашов и молодые артисты его мастерской рассказали историю о том, как поэт, которого одни любят, а другие — нет, любовался собой в зеркале водной глади и бродил по набережным, пренебрегая законами времени и пространства. Не бывает, кажется, душевных недугов, которые нельзя исцелить искусством Потому что только искусство делает человека бессмертным.
 
Так, один за другим а Большом театре кукол из духа поэзии родились:  рок-н-ролл Башлачева, бардовская песня Высоцкого и джаз Бродского. Зрительские сердца бьются а унисон — там есть и обо мне немножко.
© 1955-2016 ГУ «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»
Powered by V.Sergeevskiy