На главную

Ольга Комок. Деловой Петербург

Игра с подтекстом

Денис Казачук — выпускник Мастерской Руслана Кудашова 2011 года и один из ведущих актеров Большого театра кукол — ставить детские спектакли на взрослые темы не стесняется. Точнее, не стесняет себя в выразительных средствах. Кукольная "Жизнь" о войне и выживании по рассказу Андрея Платонова? Мистерия рождения человека "140 ударов в минуту", воплощенная с помощью кузнечиков, гусениц, рыб, коршунов и школьного ранца в финале? Легко. В актерских работах, например в недавних "Шпиле" и "Бродском", Денис Казачук играет на разрыв (как и положено всем кудашовцам), в режиссерских же опусах оперирует той же последней искренностью, но без разрыва, играючи. В новом спектакле "Геракл" Казачук переводит древнегреческий миф на детский язык с легкостью прямо необыкновенной.
 
Оставляя в стороне всякие сомнительные "геройства" Алкида вроде зачатия 50 сыновей, убийств по неосторожности или ссор и примирений с разнообразными богами, режиссер и по совместительству автор инсценировки выпрямил сюжет как стрелу. Или компьютерную игру с финалом, прописанным еще в прологе. Пророчество о бессмертии, ждущем младенца Алкмены, настойчиво повторяется под эпичную музыку голливудского размаха. На фоне пышущего молниями Олимпа появляется каноническая статуя Геракла из музея Агоры в Афинах, ее пародирует довольный сам собой Алесь Снопковский в львиной шкуре — игра началась.
 
От хрестоматийной последовательности 12 подвигов автор спектакля слегка отступает. Впрочем, замечательно смешного картонного Немейского льва Геракл успешно душит, Лернейскую гидру убивает, птиц Стимфалийских истребляет. С каждым подвигом греки становятся все назойливее — то лань им урожай топчет, то вепрь досаждает, то Кербер гавкает. Просьбы звучат все громче и настырнее, у Геракла нет выбора — вставай да побеждай, ни тебе отдохнуть, ни вздремнуть. Картонных противников сменяют живые, правда, такие же двумерные.
 
Ужасный великан Антей трижды подпрыгивает с одной и той же фразой, вызывая Геракла на битву. Тот наконец отрывает гиганта от матери–земли — готов! Последний подвиг — битва с подземными Титанами — и вовсе совершается за кадром, лишь глас побежденного звучит с небес эдак умиротворяюще, мол, все там, на Олимпе, будем. Геракл устал. Алесь Снопковский вялым движением складывает золотые яблоки в ладонь собственной бессмертной статуи и уходит в темноту под истошные оды греков. На все про все около 45 минут, хронометраж школьного урока.
 
Примитивизм действия — его животворящая движущая сила. Греки–просители похожи на детские рисунки по мотивам росписей с античных ваз. Хор с самым серьезным видом вопит мультяшные кричалки и пыхтелки. А как танцуют! Забавнейший саундтрек, в котором блокбастерный симфонический пафос мешается с раритетным фольклорным сиртаки, заслуживает специального почетного приза.
 
Общая картина вырисовывается отнюдь не хрестоматийная. Пока дети бурно радуются каждому пройденному уровню игры, их родители хочешь не хочешь да призадумаются: работа Геракла — подвиги совершать — что–то не приносит удовлетворения ни ему самому, ни занудам–работодателям, находящим на голову героя все новые напасти. Да и бессмертие в финале не выглядит наградой за доблестный труд. В каком–то смысле это выход на пенсию. А в более точном — выход в вечность, то бишь просто смерть. Спектакль о предопределенности человеческой жизни не предполагает поиска каких–нибудь других выходов. Это дело режиссер оставляет благодарным зрителям. На потом.
© 1955-2016 ГУ «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»
Powered by V.Sergeevskiy