На главную

Инга Дровалёва. Бинокль. 10 февраля 2015

Реквием по Высоцкому

Исполнять реквием в день рождения не принято, но это правило не работает, когда речь идёт о таком человеке, как Высоцкий. Премьера спектакля «Высоцкий. Requiem» в Мастерской Большого театра кукол случилась 25 января – в тот день, когда Владимиру Семёновичу могло бы исполниться 77 лет.

Могло бы, но не исполнилось, поэтому – реквием, поэтому начинается действие с конца, со сцены похорон и торжественных прощальных речей. И только после звучит «Час зачатия» и возникает калейдоскоп эпизодов, литературных и музыкальных произведений, которые постепенно складываются в судьбу автора. Руслан Кудашов и Павел Григорьев создали спектакль-матрицу: стихи и песни – это строки, столбцы – события из жизни автора, а на пересечении появляются образы, которые зрителю и предстоит разгадать.

Черный цвет, излюбленный в Мастерской, не только соответствует обстановке траурной мессы, но и составляет наиболее весомую часть всей сценографии. Действие происходит в тёмном помещении малой сцены театра, зрительные места расположены по обеим сторонам предполагаемой сцены, которая абсолютно пуста. Но в этом и проявляется сила таланта учеников Руслана Кудашова - им не требуется нагромождение декораций или обилие спецэффектов, чтобы заставить зрителя окунуться в атмосферу и поверить в происходящее.

Доска из некрашеного дерева да пара табуреток на укороченных ножках – вот практически и весь реквизит. Этого оказывается достаточно, чтобы не только рассказать о судьбе выдающегося человека, но и передать колорит того времени. Например, с помощью десятка автоматических ручек удаётся создать обстановку госучреждения: чудится звук печатных машинок, девушки-машинистки безразлично курят папиросы и буднично переговариваются между собой. Зрители словно бы оказываются в зале суда, где под стук судейского молотка бюрократическая машина методично выдвигает обвинения против свободы самовыражения: «тунеядство», «хулиганство», «шпионаж». В ответ участники коллектива по очереди цитируют Высоцкого.

Особенность постановки в том, что среди актеров никто не играет роль главного героя. Никто из них не стал воплощением кумира «эпохи развитого социализма», зрителю не пытаются навязать ни одного из многочисленных образов, приписываемых этому человеку. Интерпретировать сцены приходится исходя из собственного знания о судьбе поэта, или же руководствуясь пониманием его текстов. Самый простой пример – полный иронии и юмора эпизод с приёмной комиссией. Чуть сложнее зарисовка, в которой образ француженки – тёмные очки, стильный платок, модная мелодия – мгновенно сменяется обликом немного растерянной и встревоженной русской женщины.

И таких примеров много, разгадать все аллегории в этом спектакле вряд ли получится, да и не стоит пытаться. Возникает желание абстрагироваться от личности автора и просто вслушиваться в тексты песен, исполненные талантливо и искренне актёрами, которые слишком молоды, чтобы помнить, как это было на пике славы Высоцкого. Наверное, поэтому и удалось избежать клише. Получилось вдохнуть жизнь не в автора, а в его произведения, посмотреть на судьбу поэта сквозь призму его стихов, а не наоборот.

«Высоцкий. Requiem» на малой сцене Большого театра кукол - это не заупокойная месса, а доказательство бессмертия – не человека, конечно, а его творчества, яркого таланта и истраченных жизненных сил.

© 1955-2016 ГУ «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»
Powered by V.Sergeevskiy