На главную

Софья Козич. Кукларт (Болгария). 2014

От Киплинга до Ветхого Завета

Большой театр кукол – один из старейших в Санкт-Петербурге. Когда-то в здании, построенном в 1919 году, работал экспериментальный театр-студия Сергея Радлова, друга и соратника Мейерхольда по журналу «Три апельсина». Впоследствии труппа выехала из помещения, а после II Мировой войны была репрессирована в полном составе. 

Театром кукол он стал в 1931 году. Расцвет пришелся на 1965-1986 годы, когда художественным руководителем стал режиссер и педагог Виктор Сударушкин. Он ставил спектакли не только для детей, но и для взрослых, что было для того времени новаторством. Актер и кукла должны находиться в драматических отношениях друг с другом, - считал он, и этот принцип лег в основу не только режиссуры театра кукол, но и методики преподавания.

Долгое время после этого театр бережно хранил спектакли, составившие его славу. Ситуация изменилась в 2006 году, когда в театр пришел Руслан Кудашов. Молодой режиссер сохранил в репертуаре лучшие спектакли Большого театра кукол. Параллельно в академии театрального искусства он набрал курс. Обучение сразу же было построено по новому приципу. Сначала актеры изучали пластику и танец (спектакль «Маугли», 2 курс), и только затем занялись изучением разных видов кукол. Особое место было уделено работе с предметом по методу Инженерного театра АХЕ, авангардного петербургского театра. В результате этого родилась «Шекспир-лаборатория», выстроенная на основе этюдов с предметами – от гвоздиков и магнитов, с помощью которых показывалась война Монтекки и Капулетти, до сложных конструкций. Например, Брадобрей, аккуратно сбривающий щетину у клиента острым ножом, был без головы. Обычные предметы здесь использовались в новом качестве, были поводом для провокации: заканчивался спектакль сценой, где могильщик сначала хочет разрезать себе вены, а потом режет лук и горько рыдает от его запаха под песню Андриано Челентано «Зачем?».

Весь курс после выпуска в полном составе пришел в театр и стал экспериментальной студией, а впоследствии сформировал новый репертуар. После того, как в первом спектакле Маугли научился говорить и чувствовать, человек и его отношения с высшими силами стали главной темой исследования. Поэтому актеры чаще всего играют спектакли в живом плане. А если есть кукольный план, то любимая кукла режиссера – обычный гапит без лица, универсальная формула человека. Такими были герои в спектакле «Мы» по антиутопии Евгения Замятина, пока в них не просыпалось критическое отношение к настоящему и освобождающее чувство любви, возращавшее им человеческий облик. 

Покоряя одно за одним лучшие произведения мировой и русской литературы, Руслан Кудашов наконец решился поставить трилогию по ветхозаветным текстам: «Песнь Песней», «Экклезиаст» и «Книга Иова» в поисках новой искренности, простоты и наивности, какое бывает у каждого человека, впервые открывающего то, о чем он читал в книжках. Все построено на фактурах, предметах, издревле считающихся священными: хлеб, молоко, вода, песок, дерево, земля. Суета Сует и тщета человеческой жизни в Эллезиасте передана с помощью постоянно сыплющегося от танцев актеров песка на сцене, здесь главный герой – толпа, не терпящая индивидуальности. В «Песни Песней» Соломона, переведенной на язык, близкий легендарному режиссеру Някрошюсу, здесь уже два человека познают любовь, рассказывая о ней с помощью разных типов кукол и масок. И, наконец, в завершающей историю трилогии «Книга Иова» главный герой – полностью одинокий и несчастный человек, стоящий на шахматком поле, растянувшемся во всю сцену как пешка. Ветхозаветный Бог, полный слепой силы, играет с Дьяволом, и ставка – вера человека. Но вот только оба проигрывают - Иов прощает любую муку, ему причиненную, и становится предтечей Христа.

Однако не только библейские тексты становятся поводом для серьезного размышления о вечных вопросах бытия, но и сказки, и даже русский рок. Здесь создано очень живое пространство, где постоянно бурлит жизнь: то фестивали, то концерты, то лаборатории по драматургии. В результате вместе с новой частью труппы в театр пришла и новая публика – молодые люди от подростков до 30-летних, потому что они ищут ответа на те же вопросы. Это ли не главное свидетельство новой жизни театра?

[оригинальный текст статьи напечатан на болгарском, но мы  публикуем его на русском - именно этот язык является родным языком автора]

© 1955-2016 ГУ «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»
Powered by V.Sergeevskiy