На главную

Елена Бачманова. Музкуб. 2 февраля 2015

Реквием как способ вдохновения

Каждый год 25 января в России отмечают очередную дату со дня рождения человека, ставшего настоящим советским символом 1970-х годов, — поэта, актера и музыканта Владимира Высоцкого. С его именем неразрывно связаны свободомыслие, талант, пронзительная поэтичность, громкие романы и прочие составляющие народной любви. Но петербургкого режиссера Большого театра кукол Руслана Кудашова, его коллегу Павла Григорьева и мастерскую Кудашова в Высоцком привлекает не столько одиозность фигуры, сколько его поэзия и человеческие рефлексии, поэтому 25 января БТК выпустил премьеру спектакля «Высоцкий. Requem» именно о непростом гении Высоцкого.

По идее создателей, «Высоцкий» стал второй частью задуманной трилогии о поэтах XX века, первая глава которой «Башлачев. Человек поющий» увидела свет в стенах Академии тетрального искусства четыре года назад (в планах еще постановка по Иосифу Бродскому). В спектакле принимают участие актеры, оставшиеся после окончания академии со своим мастером и подарившие БТК славу молодого душевного и очень талантливого коллектива: Мария Батрасова, Екатерина Белевич, Сергей Беспалов, Михаил Гришин, Анастасия Грицай, Анатолий Гущин, Роман Дадаев, Александра Ионова, Денис Казачук, Никита Костюкевич, Ирина Кривчонок, Михаил Ложкин, Мария Мирохина, Василиса Ручимская, Виктория Слуцкая, Алесь Снопковский, Иван Солнцев, Мария Сумарокова, Дмитрий Чупахин, Ренат Шавалиев.

С первых же секунд спектакля актеры сняли всю возможную претенциозность образа поэта, не став гиперболизировать значимость его фигуры. Постановка начинается сценой похорон Высоцкого в далеком 1980 году, 35 лет назад, и за время, прошедшее с тех пор, успело вырасти несколько поколений, знающих о музыканте лишь понаслышке, из звучащих до сих пор его песен и их многочисленных кавер-версий. Это чувствуют исполнители, и для них подробности биографии поэта становятся второстепенными, поэтому под официальные траурные речи киношный образ хоронят, выпуская на сцену школьных хулиганов, читающих свои первые стихи. И дальше без перерыва, на протяжении двух часов под пристальным вниманием публики стихи Высоцкого начинают оживать, сплетаясь в причудливый узор из пластических и музыкальных этюдов. В списке использованных песен и стихотворений — более тридцати наименований, которые уже своим количеством определяют масштабы ожидаемого катарсиса.

Говорить громкие слова о влиянии творчества Высоцкого или о высоком (хорошая игра слов с созвучием фамилии) качестве поэзии не стоит, это прерогатива литературоведов, о чем сразу дают понять актеры. Кудашей всегда отличает их деликатный и скурпулезный подход к работе, обрамленный стопроцентной искренностью и отдачей. Они проживают жизнь героев стихотворений Высоцкого с такой бешеной силой, что энергетический посыл буквально сбивает зрителей с ног, заставляя их чувствовать колоссальное напряжение и сопереживание происходящему. Интересно, что сценическое пространство, в рамках которого происходит действие спектакля, с двух сторон ограничено зрительскими трибунами, где, будто на ринге в поединке, находятся актеры. Они становятся еще более беззащитными перед глазами публики, но и сами гости поэтического «Реквиема» обнажены еще больше: они наблюдают не только отрепетированную картинку, но и непосредственную, живую реакцию друг друга, видят десятки неравнодушных пар глаз, создавая тем самым совместный спектакль.

Видно, какое удовольствие доставляет актерам проживание судеб героев и игра с этими образами, чувствуется, с каким трудом продираются они сквозь нервные, яркие, экспрессивные тексты Высоцкого. Сам по себе сложный жанр реквиема позволяет им экспериментировать, оставаясь в рамках почтительного отношения к талану поэта, но при этом не сводя спектакль к поклонению. Сильные, пронзительные, трудные с вокальной и драматической точки зрения эпизоды сменяются шутливой «песенкой ни про что, или что случилось в Африке», как будто этим диктуя строки, ставшие девизом для целых поколений и хранящие свою ценность по сей день:

«Я не люблю фатального исхода,

От жизни никогда не устаю.

Я не люблю любое время года,

Когда весёлых песен не пою».

© 1955-2016 ГУ «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»
Powered by V.Sergeevskiy