BTKFest

Беседу с Александром Калининым ведет Мария Кингисепп. Известия. 2010. 13 сент.

Взросление детского театра

Премьерой спектакля "Колобок", где очаровательные персонажи чем-то напоминают уютные вязаные перчатки, открыл 80-й, юбилейный, сезон Большой театр кукол. С приходом несколько лет назад нового главного режиссера Руслана Кудашова БТК все чаще воспринимают теперь не только как детскую площадку, но и как место сотворения особой эстетики. Директор театра Александр Калинин рассказал театральному обозревателю "Известий" о причинах этого культурного явления и поделился планами и надеждами театра.

Известия: Планы на сезон у БТК более чем богатые - намечено целых десять премьер. И это при том, что бюджетных денег вашему театру дают всего на одну постановку в сезон. Как вы себе представляете реализацию всего задуманного?

Александр Калинин: Что-то случится, что-то нет, но я думаю, что как минимум с половиной мы справимся. Есть понятие бюджетного финансирования специальных проектов, есть гранты и спонсоры, существуют разные возможности добыть деньги.

 И.: Что хотите поставить?

А.К.: Несколько сказок для детей - это в дополнение к уже выпущенному в августе "Колобку". Их ищут и приносят пятикурсники мастерской Руслана Кудашова в петербургской Театральной академии. "100 оттенков синего" по пьесе молодого драматурга Насти Денисовой будет ставить Яна Тумина. В основу "Снежной королевы" ляжет пьеса Шварца или инсценировка Кудашова. Пока не решили. Большая страница истории БТК, целая эпоха, связана с Виктором Сударушкиным, который фактически "сделал" этот театр в 60-е годы и руководил им двадцать лет. Это фигура неоднозначная, человек, к которому Руслан относится очень трепетно. Спектакль "Покаяние и прощение" по Пушкину к юбилею театра отчасти перекликается с тем, что Кудашов думает про Сударушкина. Наконец, студенты Кудашова давно работают над произведением Маркеса "Сто лет одиночества", "набирают" спектакль. Это определенный выплеск энергетики, выражение особой атмосферы, которая царила на курсе. Для них это очень важная история, необходимая. Но я даже не знаю еще, кукольный это будет спектакль или нет... 

И.: Кстати, должен ли театр кукол быть именно кукольным? У вас в репертуаре появляются спектакли более традиционных драматических форм. 

А.К.: И кукольным - в том числе. Синтез должен быть какой-то. 

И.: Именно "должен"? Или это веяние времени? 

А.К.: Так складывается у нас творческая компания, которая сейчас работает в БТК. "Команда Кудашова" - это близкие ему по духу и по крови люди: режиссер, актер и педагог Сергей Бызгу, художники Алевтина Торик и Андрей Запорожский, с которыми поставлено немало удивительных спектаклей, Владимир Бычковский, автор музыкального оформления, режиссер и педагог Яна Тумина, которая готовит премьеру, хореограф Ирина Ляховская. 

И.: Что их привлекает в БТК? Свобода самореализации?

А.К.: Да, полная свобода и доверие. Я как администратор для себя понял, что ни Руслана, ни любого члена его команды не нужно ставить в какие-то рамки. Их спектакли иногда могут не собрать полный зал, но сути того, что они делают, это не изменит: в любом случае будет талантливая и интересная вещь. У нас личность подсознательно диктует правила игры. И мне это нравится. 

И: А новый курс будет набран?

А.К.: Не сейчас, не сразу. Руслан категоричен: надо прежде разобраться с этими ребятами. Он считает, что у него есть некоторые обязательства перед ними. Их нужно трудоустроить. Финальным аккордом обучения и воспитания будет принятие их в штат. 

И.: Всех? 

А.К.: Конечно всех. Студентов сейчас 18 человек. Ориентировка идет фактически на то, чтобы весь курс задействовать в работе театра. 

И.: Разве в БТК есть столько свободных ставок? 

А.К.: Нет, но город озадачен этим вопросом и помогает нам в том, чтобы увеличить финансирование театра, чтобы взять выпускников курса на гражданско-правовые договоры. Что безумно приятно, нам помогают все. Районная администрация ищет для нашей молодежи квартиры. Это будет служебное жилье, ведь дать почти двум десяткам человек квартиры - конечно, немыслимая на сегодняшний день затея. Я думаю, что нельзя ставить себе в принципе не решаемых задач. Ждать, что театру кукол дадут миллиард, - это иллюзия. Значит, надо использовать любые, относительно маленькие, вливания, и работать, не останавливая театральный процесс. Терпение нужно и спокойствие. Не дали что-то сегодня - ладно, завтра дадут. А не дадут - отдохнем. Мне кажется, что нашими идеями "заразились" в комитете по культуре - сначала Николай Буров, потом Антон Губанков, который очень нас поддерживает. 

И.: Почему власти сегодня оказывают такое внимание кукольникам, и конкретно - вашему театру? 

А.К.: Я думаю, это некое чудо. У нас сложилось все, как пасьянс, начиная с интереса власти к детским театрам, которые важно поддерживать. Мы медленно и тщательно разбираемся с тем, что было задумано, по сути, давно: это полная реконструкция театра, его духовная, творческая и техническая модернизация. Тут как-то все одно к одному. И приход Кудашова, и мгновенный набор его курса в Театральной академии, и постоянная помощь комитета по культуре, и гранты, и премии губернатора Петербурга. Экспериментальная концепция развития БТК, написанная в 2008 году, уже почти воплотилась, остались штрихи. Мы, не закрывая театр, сделали все, включая ремонт и техническое переоснащение. Кудашов в невозможных условиях работал - под шум отбойных молотков - и выпускал спектакли, которые стали лицом театра. Ни ему, ни театру, ни городу за них не стыдно. 

И.: Но в концепции речь шла о развитии именного детского театра. А в БТК наблюдается уклон во взрослую эстетику. Несмотря на детские премьеры, такие, как "Маленький принц", "Большое путешествие маленькой Елочки", "Колобок", для взрослых выпущено больше: "Холстомер", "Вий", "Шекспир-лаборатория", "Человеческий детеныш", "Мы", "Кафе, или Один день влюбленного бармена". 

 

А.К.: Нельзя "тормозить" Кудашова на его пути. А развивать мы решили все-таки театр кукол, который может быть и детским, и взрослым. На спектаклях БТК сейчас сидит молодая публика, она хочет видеть работы Руслана, и мне это приятно. В нашей афише детские спектакли пока преобладают. А премьер - да, больше взрослых. Мы создаем, развиваем и поддерживаем взрослый репертуар для того, чтобы работать каждый день и зарабатывать деньги. Раньше мы простаивали в будни, когда детских спектаклей, которые обычно идут в утренние или дневные часы, не наиграешься. Поэтому мы хотели бы играть со вторника по пятницу взрослые спектакли, а в выходные дни - детские, и делать больше детских премьер, потому что дети - основной наш зритель и основной источник дохода. 

И.: Технические нововведения последнего времени в БТК не мешают творческим порывам? 

А.К.: Наоборот, помогают. Если человеку есть что сказать, его ничто не успокоит - ни деньги, ни техника. И потом, наши финансовые и технические возможности все равно недостаточны, чтобы пресытиться. Хотелось бы тратить миллиарды, как Мариинка или Цирк дю Солей. Дать Кудашову зарплату миллион долларов в день. Нет, это чисто внутренняя история творца - успокоиться ли, пресытиться ли. Я наблюдаю за Русланом, и мне кажется, что он многое еще хочет сказать. Но я ревную, когда он ставит где-то, кроме БТК. 

И.: Но он же как режиссер должен развиваться. В других городах и странах идет совершенно иная подпитка энергетическая. 

А.К.: Наверное, да, но есть еще и понятие цейтнота. У него сейчас жесткий ритм, ни секунды времени на то, чтобы остановиться, подумать. Все съедают курс и репертуар. Дело в ноше, которую несешь. Ему сложно сейчас. Он все делает с нуля. 

И: Кудашова не пытаются у вас переманить? 

А.К.: Он, безусловно, человек востребованный. Но чтобы сменить место работы и уехать, ему придется бросить здесь друзей, коллег, семью, студентов (которые тоже - его семья), все, что он начинал в театре. Чтобы махнуть на все рукой и начать где-то в другом месте все сначала, нужен какой-то крутой творческий кризис. А такового не наблюдается. Дело обстоит ровно наоборот.
 

© 1931-2017 СПбГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»