БТКФЕСТ

Елена Леонидова. Страстной бульвар, 10. №3-173

"БТК-фест. Театр актуальных кукол"

В этом году сентябрь в России был особенно богат на фестивали. Только «кукольных» сразу четыре - в Екатеринбурге, Санкт-Петербурге, Оренбурге и Челябинске. Добравшись только до северной столицы, хочется поделиться весьма приятными наблюдениями, ведь первый «БТК-фест. Театр актуальных кукол», кажется, действительно отличился «лица не общим выраженьем».

Первая особенность фестиваля, организованного на площадке Санкт-Петербургского Большого театра кукол (БТК), в том, что в программе участвовали не только коллективы театров кукол, но и театральные группы, не относящие себя к этому виду театра, но активно использующие куклу, предмет или объект, как они чаще это величают. Очевидно, и в названии фестиваля организаторы применили термин «актуальные куклы», чтобы обозначить широкий спектр современного контекста бытования куклы. А это весьма обогатило программу, предоставило возможность зрителям познакомиться с очень разными европейскими театрами, а российским специалистам посмотреть на феномен куклы со стороны.

Другой ярко выраженной особенностью фестиваля стала весьма продуманная и точно выстроенная драматургия пяти дней показов. У каждого дня была своя задача, свой стиль или даже манифест. А вся программа очень точно соответствовала возможностям полноценного зрительского восприятия сразу большого количества спектаклей, была организованна продуманной режиссурой для увлекательного рассказа о современном театре.

Начался фестиваль с высокой ноты виртуозного мастерства исполнения и совершенной формы постановки традиционного итальянского театра «Пульчинелло» Гаспаре Назуто - молодого мастера из Неаполя. К слову, в Петербург он прилетел из Екатеринбурга, где получил гран-при фестиваля «Петрушка Великий», а из Питера последовал на фестиваль «Соломенный жаворонок» в Челябинск.

Вечерним показом первого дня организаторы задали высокую идейную и литературную планку, показав спектакль БТК - «Книга Иова» (режиссер Руслан Кудашов, художник Марина Завьялова). И хотя этот еще «неустоявшийся» премьерный спектакль хозяев фестиваля не был столь совершенен, как итальянский шедевр, но уникальность литературного материала, очевидная серьезность задач постановщиков вызвали и уважение, и неподдельный интерес, и надежду на дальнейшее совершенствование этой работы.

Следующий - второй день фестиваля - предложил очень разные формы одного и того же приема игры и вида куклы, что весьма распространено в сегодняшнем театре. В очень разных по стилю моноспектаклях «Был у меня дракон» Светланы Бень (художник Антонина Слободчикова, Минск), «Золотая яблонька, винный колодец» (режиссер Римас Дрежис, художник Марюс Йонутис) в исполнении Эльвиры Пишкинайте (Литва) и «Puper cut» постановщика и исполнителя Яэли Расули (Израиль), плоская бумажная кукла или двигающаяся картинка, оживленная мастерством и обаянием актрис, вызвали по-настоящему бурные эмоции у зрителей очень разного возраста.

Третий день начался так же с моноспектакля теперь для самых маленьких зрителей. Это уже многим известный «Почему-потому» (режиссер Михаил Яремчук, Киев и художник Андрей Мелентьев) в исполнении замечательной актрисы Екатеринбургского театра кукол Натальи Гараниной, которая создала вместе с постановщиками образ яркого и одновременно очень трогательного клоуна, настраивающего самых маленьких непосед на внимание, сочувствие, радость каждого мгновения. Следующий за ним бельгийский коллектив «Squatting Poetic Compagnia Gare Centrale» будто подхватывал эти задачи в своем спектакле «Fragile». Его название, буквально переводимое как «хрупкий», многозначно отразило и предметный мир, и ускользающий смысл историй. Все в этом спектакле было хрупко: и неторопливое оживление предметов комнаты, где своей жизнью живут паучки на стене и игрушки мальчика-куклы, лишь изредка показывающегося из-за двери буфета. Во второй части спектакля уже актеры в живом плане играли с теми же игрушечными машинками, самолетом, зайцами и облаками в виде зайцев, предлагая домыслить, «дочувствовать» сюжет о хрупкости жизни, наших фантазий о ней и, может быть, много еще о чем... Такой театр несомненно предназначен для зрителя, воспитанного терпеливо следить за происходящим на сцене, не беспокоясь о точном понимании сюжета.

А вот завершился этот день чудовищным по своей бессмысленности, разрушительности и беспредельной визуальной распущенности в интерпретации «Гамлета» В. Шекспира, представленной Могилевским областным театром кукол (Белоруссия). В этом «трагифарше», по единственно точному и бесспорному определению самих постановщиков (режиссер Игорь Казаков, художник Александр Вахромеев), трудно хоть что-то найти от первоисточника, а копаться в концепциях сего трудно переносимого зрелища считаю небезопасным для собственного психического здоровья. Сознаю, что таким заявлением вызову возмущение многих профессионалов, владеющих «искусством» все принять и оправдать. Но, поверьте, моральный шок и потеря всякого смысла на этом спектакле были столь сильны, что нет сил и желания вспоминать это зрелище и доказывать недопустимость разрушения чужого текста. Однако для развития режиссерской интриги фестиваля третьего дня, да и полноты картины мира это было небезынтересно. Вот только лично мне обидно и даже страшно, что на спектакле «Гамлет» был слышен смех, который очень хотелось бы отнести к категории «нервный». Но боюсь, обмануться не получится... К тому же своим хаосом физиологических подробностей и необъяснимых для психически нормального человека аллюзий он будто предварил два спектакля четвертого дня, а значит логику драматургии фестиваля.

Игрой в многозначительный абсурд дерзну определить стиль спектакля «Разговоры с молодым человеком» того же бельгийского театра Compagnia Gare Centrale в постановке Аньес Лимбо (и в ее же исполнении) и моноспектакль «Block theater: вариация 1» (режиссер Яна Тумина) в исполнении актрисы Росы Хэлме - театр «КО-КО-МОО». Пожалуй, это действительно яркие образцы довольно распространенного направления современного зарубежного театра, определяемого как объектный. Кстати, Аньес Лимбо упомянута в буклете как «Гран-дама» и лидер этого направления. В одном из своих интервью она поведала, что собирает все приглянувшиеся ей предметы (т. е. объекты) и потом уже на их основе сочиняет историю, т. е. спектакль. Не утомляя описанием странных подробностей спектакля, в котором Лимбо и молодой актер Тейлор Лекок представляют абсурдную историю «ни о чем», перемежая странные диалоги танцами, пластическими экзерсисами, отмечу лишь, что пластически и мимически изощренное существование актрисы Аньес Лимбо какое-то время способны держать внимание и даже интриговать. Но все эти действа напоминают шаманские камлания с той лишь разницей, что ответов на вопросы о смысле потерянного на спектакле времени они не дают. Так же и манипуляции с подобием деревянного конструктора в спектакле Яны Туминой: на какое-то время завораживают, но быстро исчерпывают резерв осмысленного наблюдения за как будто болезненным самовыражением актрисы, не подкрепленным ни мыслью, ни попыткой установить контакт со зрителем.

Пятый же день фестиваля будто подводил итог размышлениям о сути и роли театра, продемонстрировав три очень разных работы. Первый - удивительный по гармонии мысли, чувства и чуда преображения явил авторский спектакль Полины Борисовой «Go!». Наша соотечественница, по окончании Ярославского театрального института обучавшаяся в «мекке» кукольников - Международном Институте марионеток (Institut International de la Marionnette) в Шарлевиль-Мезьер (Франция), создала по-настоящему пронзительный рассказ о жизни и душе человека. Поразило удивительно точное перевоплощение молодой актрисы в образ пожилой женщины, погруженной в свои привычки, привязанности, воспоминания через предметы, рисунки лентой скотча, просто и умело выстроенную световую партитуру. И у меня, смотревшей этот спектакль не первый раз, повторно возникли ощущения сродни катарсису. До сих пор удивляет, как Полина Борисова всмотрелась в старость, чтобы вызвать не просто сочувствие, а пронзительное сопереживание, любовь и надежду?.. А ведь это, пожалуй, единственное, за что не жалко пожертвовать театральному залу драгоценное время своей жизни.

Второй спектакль этого дня «Стол» театра «Blind Summit Company» из Лондона - так же явился образцом высочайшего мастерства. Три актера продемонстрировали вершину мастерства оживления (не поднимается рука написать «кукловождения») простой планшетной куклы. Больше часа картонно- тряпичный персонаж по имени Моисей не просто держал внимание зрителей, а философствовал, давал мастер-класс оживления неживого, ужасно смешно общался с актерами, им управляющими, со зрителями. И если бы не сомнительные рассуждения о подлинности библейских личностей и правомочности веры в невидимое, которые не могли быть просто случайной импровизацией, то этот спектакль можно было бы назвать совершенным. Впрочем, «чуткие» коллеги мне уже указали на излишнюю щепетильность в вопросах допустимости легкомысленного обсуждения религиозных догм и верований. Однако позволю себе остаться уверенной в том, что уважительное отношение к вопросам веры еще не испортило ни одно произведение искусства. А вот причины войн и вражды между людьми в разных странах чаще всего вызваны небрежностью по отношению к этим самым важным вопросам.

Вот и последний спектакль фестиваля заставил еще больше задуматься и об этом, и о свободе творчества, театра, а значит, и художника, в последнее время не особо утруждающего себя рефлексией по поводу своего высказывания с учетом элементарных человеческих норм, не говоря уже о морали. Как мне показалось, примером такой «свободы» в программе фестиваля стал спектакль «Двойная экспозиция» - совместный проект финской и южно-корейской компаний Sungsoo Ahn Pick-up Group@WHS,Ville Walo. В буклете он представлен как событие, полное сюрпризов из балета, современного цирка, уличного танца. Действительно, все это присутствовало в калейдоскопе разрозненных сцен, объединенных утонченной пластикой корейских танцовщиков и манипуляциями с манекенными светловолосыми головами, призванными якобы подчеркнуть красоту настоящего восточного лица. Вербально представленная в буклете проблема корейских женщин, выраженная в стремлении к навязанному рекламой европейскому стандарту, никак не читалась в материале спектакля. Более того, череда трюков весьма примитивного и неприятного вида таких, как жонглирование манекенными головами, странная якобы клоунская игра с накладным носом, вызывали лишь физиологическое отвращение. Даже причудливые игры со светом и силуэтом, соединявшие несколько фигур артистов в одну проекцию, не смогли оправдать заявленного в буклете смысла этого спектакля и оправдать очевидно патологические образы. Весьма разнообразные, но абсолютно ничем не ограниченные средства выражения основного постановщика и главного солиста спектакля Вилле Вало в очередной раз продемонстрировали опасность забвения хотя бы элементарных границ чувства меры и вкуса.

Добравшись до последнего спектакля, который, к сожалению, не стал оптимистическим аккордом финала фестиваля, все же очень хочу поблагодарить организаторов за необычайно разнообразную и качественную программу в целом. Мне не удалось присоединиться ко всем событиям off-программы и мастер-классов, но со слов коллег это было интересно и познавательно. Похвалюсь лишь как всегда ярким выступлением «Микрокабаре» Светланы Бень, чье многогранное и на редкость позитивное творчество, думаю, требует особого внимания.

Слова благодарности и в адрес основного режиссера, арт-директора первого фестиваля «БТК-фест» Анны Ивановой-Брашинской. Думаю, ее личность многим известна и не нуждается в особом представлении. И то, что последнее десятилетие она работала не в России - а в качестве руководителя Кафедры театра кукол в Академии театрального искусства в Турку (Финляндия) и в качестве режиссера-постановщика в разных странах, сказалось на уровне этого первого, и надеюсь, не последнего фестиваля. Конечно, этот фестиваль не родился бы без горячего желания руководителей Большого театра кукол и фестиваля - директора Александра Калинина и главного режиссера театра Руслана Кудашова. Так же он не состоялся бы без славной молодой и талантливой команды администраторов и питерских театроведов, замечательно подготовивших и театр к этому празднику, и очень слаженно и спокойно привечавших многочисленную питерскую публику и коллег-кукольников из Москвы и других городов России.

Нам было уютно и вкусно в буфете, интересно в фойе во время антрактов, где размещалась ярмарка весьма изысканных и недорогих авторских работ питерских художников и ювелиров, а о том, что происходило в переполненных зрительных залах, я уже поведала...

© 1931-2017 СПбГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»