На главную

Полина Малахова. Ваш досуг (Театральное приложение). ноябрь 2014. №13(64)

Руслан Кудашов: "Я беспокоюсь за жизнь актёров"

Каждый новый спектакль главного режиссера Большого театра кукол Руслана Кудашова становится событием в театральном мире Петербурга. Недавняя премьера «Книги Иова» любопытна и тем, что завершает трилогию спектаклей по ветхозаветным текстам, в которую вошли «Екклесиаст» и «Песнь Песней». О новом спектакле БТК, о зрителях, актерах и наступившем театральном сезоне с Русланом Равильевичем побеседовал корреспондент «ВД».

— Объединены ли спектакли трилогии одним месседжем или их связывает только литературная основа?

— Сейчас я подумаю… Не хотелось бы говорить какие-то банальности. Есть мнения, что «Екклесиаст» — это книга о суете. Жизнь есть суета. А «Песнь Песней» — это о любви. Жизнь есть любовь. А «Книга Иова» — о страдании. Жизнь есть страдание. Эти основополагающие жизненные утверждения существуют одновременно и параллельно. Они могут быть взаимосвязанными, а могут быть не взаимосвязанными. Бывает жизнь как суета, но есть жизнь как любовь. И есть жизнь как страдание. Мне кажется, основной месседж именно в определении того, что это есть. Есть и суета, и бессмысленность, и пустота. Есть страдание и есть несправедливое страдание, а также есть жестокое страдание. И, несмотря на все это, существует любовь.— Вы как-то сказали, что нужно изменить психологию зрителя. Получается?

— Ну, изменить что-либо в мире сложно. Практически невозможно. Но, во всяком случае, мы создаем поле, в которое зритель приходит. И если в зрителе что-то меняется (хотя бы чуть-чуть), то, конечно, он тоже начинает работать на создание этого поля, он становится соучастником. А изменить зрителя, наверное, невозможно, можно лишь создать некое пространство, в которое его можно включить.

— Каким вы видите своего сегодняшнего зрителя?

— Совершенно разным. Если говорить о взрослом репертуаре, то, я думаю, это могут быть и молодые люди, и люди среднего возраста, и пожилые люди. Но главное, чтобы они не хотели видеть на сцене то, что они заранее знают. Я хочу видеть в нашем театре людей, готовых к диалогу, готовых принять разные вещи… А также они должны быть очень красивыми и очень умными людьми. (Улыбается.)

— А вам не кажется, что современный театр, наоборот, пытается уйти от диалога со зрителем, свести отношения с ним к минимуму?

— Ничего не скажу за сегодняшний театр.

— Почему?

— Во-первых, я не такой большой эксперт в современном театре, не так много смотрю. Я занимаюсь конкретным делом в конкретном театре. Поэтому не успеваю очень много увидеть. Современный театр разный. Думаю, не все так однозначно.

— Последние ваши постановки предназначены для взрослых. Вам уже не интересно ставить спектакли для детей?

— Почему не интересно? Мне очень интересно. Но для этого нужен покой, которого у меня нет. Его нет, потому что происходит много разных событий. Тем более когда ты занимаешь такую должность, многие вещи начинают тебя раздирать. А для того, чтобы ставить спектакли для детей, нужен покой и сосредоточенность. Поскольку детские спектакли — это совсем другое сознание. Для них нужно открывать в себе первозданного человека, такого, каким он был задуман. А для создания спектаклей для взрослых это делать не обязательно. Ты уже можешь существовать в контексте «культуры».

— В этом театральном сезоне какие спектакли появятся в БТК? Для детей, для взрослых?

— Во-первых, у нас будет спектакль, основанный на творчестве Владимира Высоцкого. Я надеюсь, мы покажем эту постановку в день его рождения — 25 января. Затем Яна Тумина перевыпустит «Тетрадь Тома Кенти» с актерами БТК, поскольку ее студенты, игравшие в этом спектакле, уехали в Монголию. Андрей Смолко, мой сокурсник по Мастерской Г. М. Козлова, выпустит спектакль по письмам французских солдат, участвовавших в Первой мировой войне. Может быть,мы приступим к постановке по стихам Иосифа Бродского. Если нам дадут разрешение, мы возобновим работу над романом Маркеса «Сто лет одиночества», которую какое-то время назад мы начинали со студентами. Перед Новым годом выпустим «Репку». Этот спектакль, предназначенный для самых маленьких, ставит наш ученик Денис Казачук.— Ваши ученики — уже состоявшиеся артисты, постоянно заняты на сцене, сами делают спектакли… Не планируете набрать новый курс?

— Я бы очень хотел, но беспокоюсь за жизнь актеров. Хочу, чтобы актеры жили благополучно и отдавали свой трепет сцене. Но я не хочу плодить безработных, изможденных, обиженных жизнью людей. А так, конечно, если бы я был уверен в завтрашнем дне, я бы набрал курс. Но сейчас в мире происходят глобальные перемены, и неизвестно, как дальше будет проводиться культурная политика. Волей-неволей думаешь о будущем.

— В сентябре Большой театр кукол провел грандиозный БТК-фест, где были представлены зарубежные и российские кукольные спектакли. Как бы вы оценили результаты фестиваля? Станет ли он толчком для нового витка в развитии кукольного театра в Петербурге?

— Я не могу отвечать за развитие театра в Петербурге, но если фестиваль будет иметь влияние, то это очень хорошо. Есть такой фестиваль «КукART». Он повлиял на меня еще в те годы, когда я поступал в Академию театрального искусства. На этом фестивале я увидел другой театр, других людей. Тогда это сыграло важную роль в моей жизни. Если наш фестиваль подействовал на кого-то таким же образом, то это прекрасно.

© 1955-2016 ГУ «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»
Powered by V.Sergeevskiy