БТКФЕСТ

Андрей Пронин. 20 сентября 2014

"Книга Иова"

"Книга Иова". Большой театр кукол. Режиссер Руслан Кудашов

Мои опасения отчасти оправдались, потому что того незамутненного восторга, который я испытал на "Песни Песней", на этот раз не было. В спектакле очень много библейского текста, который произносится в быстром темпе и иногда вырождается в шум, который ты не успеваешь осмыслять. У актеров в некоторых сценах заметна сильная неуверенность: там не все еще до конца отрепетировано. Партия сатаны, разложенная на три голоса, исполняется с некоторым призвуком тюзятины и напоминает о десятилетней давности "Вие", талантливом, прикольном спектакле, который все-таки был поставлен еще молодым режиссером Кудашовым, а режиссер Кудашов за прошедшие годы сильно вырос и помудрел, и "Вий" тот уже не кажется заслугой.

Но прекрасного в спектакле в итоге оказывается больше, чем сомнительного, и прекрасное побеждает. Умирающие дети Иова, сползающие в черные клетки шахматной доски, они же - протягивающие из-под сцены куски порванной семейной фотографии. Кровоточащие книги. Три ангела, собирающие из костей и кладбищенской земли новое поколение человеков. Внезапный переворот, когда сцена с лежащим Иовом превращается в стену с Иовом распятым. Снег - белые простыни из чемоданчиков. Сентиментальное "Вера, Надежда, Любовь", которое тает в суровой перекличке мертвецов "Андрей, Михаил, Агнешка, Валерий, Константин, Оксана...". Феерический Бог - много народу в белых одеждах, на которые проецируется древнееврейская вязь (буквально "облекшиеся в буквы Торы"). В том, как слаженно, голос в голос, произносится десятиминутный монолог Бога, слышна нешуточная актерская выучка.

Ну а самое главное - что режиссер не спешит отвечать на вопросы и расставлять акценты. Финал его спектакля - счастливый и восторжествовавший Иов давит рукой срывающийся с его уст крик сомнения, печали и отчаяния.

© 1931-2017 СПбГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»