БТКФЕСТ

Екатерина Колынова. Бинокль. 24 сентября 2014

Лабиринты "Книги Иова"

Первый фестиваль «БТК-Фест. Театр актуальных кукол» открылся премьерой принимающей площадки, Санкт-Петербургского Большого Театра Кукол. «Книга Иова» – заключительная часть ветхозаветной трилогии Руслана Кудашова. Ранее библейский цикл в театре был представлен спектаклями «Екклесиаст» (2012 год) и «Песнь Песней» (2013 год).

Идея «Книги Иова» была рождена около 5 лет назад, и сейчас, как заметил режиссёр, премьера этого спектакля стала некоей кульминационной точкой развития театра, после которой можно с уверенностью говорить о том, что театром достигнут новый, более высокий уровень.

Спектакль основан на библейской притче об Иове, жителе земли Уц, любящем и почитающем Бога. Однажды,пойдя на поводу Сатаны, Бог решает испытать Иова, и посылает ему одно не счастье за другим.

Начинают постановку сёстры милосердия в исполнении Алёны Беловой, Виктории Слуцкой и Василисы Ручимской: «Вера! Надежда! Любовь!», – повторяют они одна за другой. А после этого почти все свои реплики произносить будут только хором. Это один из главных аудио-приёмов постановки – хоры сестёр милосердия, детей Иова, исполнителей дьявола в трёх лицах (замечательно воплощённого Анатолием Гущиным, Михаилом Ложкиным и Марией Батрасовой) действуют чарующе и передают настрой пьесы. В противовес хору – Иов, который после смерти детей должен один вести диалоги сБогом и обществом. Максим Гудков, исполнитель роли Иова, замечательно исполнил все монологи, всю глубину страдания героя от болезней и одиночества, обиду,непонимание, жалость к себе и смирение перед божией волей.

Помимо актёров важная роль, конечно, уделена куклам. Три друга Иова, которые словно сжигали,закапывали, запирали Иова в тюрьму своего осуждения, воплощены куклами, и только четвёртый друг Иова Елиуй сыгран актёром Дмитрием Чупахиным. Другие куклы в спектакле прекрасно передают метафоричность авторской задумки,например, кукла маленького человечка – словно игрушка в руках Бога, сотворившего его, а затем и в руках общественного мнения.

Вообще спектакль наполнен метафорами: хлеб, которым Иов кормит детей, и который дьявол и жена Иова в ярости кромсают ножом, разорванные семейные фотографии на дне чемоданов,гора обуви, отданная Иову духами умерших детей, земля.

Помогает в постановке исцена, где происходит всё действо, которая представляет собой некийтрансформер. Она движется, открываются люки на сцене.

Кульминацией действия стала 3D-mapping проекция на фигуры детей Иова, сопровождающая их хор о Боге, с фрагментами из Библии на иврите,чертежами, картой звёздного неба, и т.д.

«Книга Иова» ставит перед зрителем сложные вопросы. Как отделить желание справедливости от гордыни?Имеем ли мы право судить ближнего своего? Почему важно сохранить добро и бога внутри себя? И важно ли спасение души для жизни сейчас, а не только ради мифической жизни после смерти? Постановка Руслана Кудашова как лабиринт, её философия раскрывается миллионами ходов различных трактовок, и, выбирая один из путей, ты находишь новые и новые двери, новые и новые уровни понимания задумки автора. Выбраться из лабиринта после первого просмотра весьма сложно, нужно «открывать» «Книгу Иова» ещё и ещё, каждый раз проникая в бесчисленные грани режиссёрской мысли.

© 1931-2017 СПбГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»