BTKFest

Наталия Зайцева. Петербургский театральный журнал. 2009. №1 [55]

Елочка, елка, ель...

Праздничные новогодние представления чаще всего именуются халтурой. Так вот, пусть отныне станет стыдно всем деятелям театра, кто позволяет себе относиться к новогодней елке недобросовестно! В Петербурге под Новый, 2009-й год вышли две премьеры по рождественской сказке Г.-Х. Андерсена «Ель».

Спектакль БТК, как и «положено» на новогоднем утреннике, предваряет интермедия в фойе, но у Руслана Кудашова она неразрывно связана со спектаклем. «Большое путешествие маленькой Елочки» на сцене разыграют зайцы, водившие хоровод со зрителями до входа в зал.

Разве можно удивить зайцами современного зрителя? Оказывается, можно. Зайцы — артисты. Точнее, две конкурирующие труппы. «Странствующий театр Магических превращений» — четыре ушастых зверя. У каждого оригинальное имя: Голова, Нострадамус, Щасвсебудет и Затык. И неповторимый характер. У каждого на шее элегантный черно-белый шарфик, а на ногах — светлые кеды (художники Андрей Запорожский и Алевтина Торик) (но при этом зайцы, конечно, настоящие — с ушками торчком и белым пушистым хвостиком). Они — подлинное искусство, молодое, энергичное. Им противостоят две «приглашенные звезды», напоминающие стареющих поп-идолов нашей эстрады, решенные в пародийном ключе, однако с тонким вкусом и прекрасным чувством юмора.

В конце интермедии актеры магического театра решают показать ребятам сказку про Елочку, а ей, в свою очередь, — про то, к чему приводит неуемное желание ускорить время. Такой вот театр в кубе.

Зайцы открывают занавес, и зритель видит елочное семейство в зимнем лесу: присутствуют все поколения — от прадедушки до правнучки, заглавной героини. Елочка Ольги Гапоненко — не совсем андерсеновская. В сказке «ни солнышко, ни пение птичек, ни розовые утренние и вечерние облака не доставляли ей ни малейшего удовольствия». В спектакле Елочка радуется: «Как хорошо в лесу! Жаль, что этого никто не видит». Она озорная, ей все интересно — и звезды на небе, и снег на ветках, и что будет дальше, и что такое море. А родные вокруг только ссорятся, ничего вокруг не замечая, и боятся слова «дровосеки» (а она даже не знает, кто это!) — оттого и скучно ей жить в лесу. Зайцы тоже ссорятся, но все умеют превратить в игру.

Заяц по имени Голова дает команду, и на сцену нарочито театрально выдвигаются дополнительные кулисы и белый задник. Леса больше не видно, Елочка остается в центре на протяжении всего действия, а вокруг нее все быстрей и быстрей будет меняться пестрый ряд разнообразных плоских деревянных кукол, предметов, декораций. Какой этот «магический театр»? Условный, наивный и смешной. Все действие поделено на сцены («ход времени», «бег времени», «праздник» и т. д.), о которых громко объявляет один из зайцев. Он сообщает зрителям: «Наступила весна» — и попутно объясняет своему товарищу, что «наступать ни на кого не надо». И если «лето пробежало», то от исполнителя с круглым солнышком на голове (словно с детских рисунков) требуется только промчаться по сцене. Театр действительно магический. На заднике возникают разнообразные двигающиеся проекции: сияет солнышко или ездят туда-сюда разноцветные машины. Или сменяют друг друга живописные шедевры великих мастеров, посвященные таинству рождения Иисуса: пещера, Иосиф с Марией, волы, поклонение волхвов, Ангел и звезда (лирическое высказывание режиссера — рождественские стихи Иосифа Бродского, которые читает заяц Нострадамус, — услышат, конечно, взрослые зрители, но и дети, может быть, запомнят: обязательно настанет момент, когда «смотришь в небо и видишь — звезда»).

Кудашов, ставя сказки, часто придумывает второстепенных героев. В «Елочке» таким придуманным оказывается целое общество — «Общество забытых вещей». На чердаке, куда попадает героиня после праздника, вместо мышей, которые приходили к ней в сказке, чтобы послушать интересные истории, в спектакле — целая свалка забытых вещей: самовар Иван Иваныч, простодушная стремянка «простая, русская», изысканный граф Граммофон и т. д. Одушевленные вещи, имеющие свой характер и свою нелегкую судьбу, — придумано в духе Андерсена. И, конечно, то, что все вещи играются теми же актерами, что и семья Елочки, — не случайно. Именно в «ОЗВ» героине предлагают вспомнить то время, когда она была счастлива (такова цена вступления в общество). Разумеется, она вспоминает свою семью.

Когда Елочку отправляют в мусорный контейнер и поджигают, на сцене возникает настоящее пиротехническое шоу. Кулисы магического театра исчезают, возвращая героиню домой. После пережитого она готова простить все своим родным.

Магическое представление — настоящее испытание, искушение души маленькой Елочки. Поскольку вся постановка — своеобразный сон, театральная реальность, целиком и полностью созданная Зайцами, то Елочке в конце предоставляется право выбора. Он — в пользу вечных ценностей, любви, дома, которые все-таки важнее короткого ослепительного мига. Финальная музыка, в которой слышны хоралы (музыкальное оформление Владимира Бычковского), возвещает: «Душа спасена».

© 1931-2017 СПбГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»