Спектакль Железо

Полина Виноградова. Санкт-Петербургские ведомости. №58

Чудный день каникул

 

Большой театр кукол провел своего рода день открытых дверей под названием «Волшебный день театра кукол». Нет, никто не заставлял детей определяться с будущей профессией. Тем более что на вопрос «Кто хочет стать артистом?» – сразу несколько юных голосов крикнули: «Я уже артист!». Тогда ведущая в желто-зеленом костюме Репки из русской сказки уточнила: «Кто хочет стать заслуженным артистом?». Прежде чем поднять руки, дети призадумались. Оказывается, право быть артистом надо еще заслужить? Но двое мальчишек, готовые к труду и обороне, победно взмахнули руками – если уж быть артистом, то заслуженным! Или народным!

Фойе театра кукол, всегда казавшееся маленьким, преобразилось и стало тем, что сейчас принято называть «театральной лабораторией» или «пространством эксперимента». И в этом пространстве ребята чувствовали себя свободно и непринужденно. Пока ты молод и неопытен, можешь все что угодно класть в винегрет и ничего тебе от этого не будет. И гости БТК в тот чудесный день хотели попробовать как можно больше всего.

Начинать знакомство с кукольным театром следовало с Петрушки. Этот выходец из площадного театра, предтеча всех навороченных кукол XXI века, удивительно живучий человечек в колпаке и ярком костюме, показывал детям своих коллег – перчаточных кукол разных видов. Кто-то надел на руку обезьянку, другой натянул, как варежку, медведя, кому-то достались Доктор Айболит и король в пурпурном плаще и золотой короне. Один паренек упорно пытался заставить Кощея играть на гитаре. Но деревяшка вываливалась из тряпичных кощеевых рук, а малец еще не развил ловкость пальцев, позволяющую кукольникам манипулировать своими созданиями.

После того как малыш склеил из цветной бумаги собственного Петрушку, он переходил в «Гильдию мастеров комической и трагической театральной маски». Трагедию олицетворяли мордочки тигрят, комедию – улыбчивые коты. Тут каждый волен был сам выбирать зверя, соответствующего состоянию своей души. Маски делать нетрудно: нарисовал, раскрасил, вырезал по контуру, проделал прорези для глаз, прикрепил резинку и пожалуйста – носи. Многим хотелось заданий посложнее и они толпились там, где было написано: «Институт кукловождения». Механические куклы из спектакля худрука Большого театра кукол Руслана Кудашова «Мы» по роману-антиутопии Евгения Замятина, изображающие народные массы, в детских руках как будто одухотворялись. Дети так увлеченно двигали их шарнирами, с таким обожанием смотрели на это чудо художественных и инженерных мыслей...

«Как ты думаешь, это кто?» – интересуюсь у паренька, играющего одним из безликих. «Это мальчик!» – последовал уверенный ответ. На вопрос, почему не девочка, он ответить не смог, призадумался.

Одним из последних творческих испытаний было «Отделение актерского мастерства». Артист труппы Иван Солнцев ждал детей. Какое-то время к нему никто не подходил.

– Как это может быть? Здесь находятся несколько человек, желающих стать заслуженными артистами, – предупредила я Ивана Солнцева

– Ну, значит, им в любом случае придется пройти «Отделение актерского мастерства», – уверенно заявил молодой актер.

И действительно, через двадцать минут он уже стоял в окружении шумных талантов, которые изображали сгорбленных путников с больной спиной. Они якобы куда-то долго шли, потом отдыхали и ели малину с куста. В общем, развивалась целая история. Ребенок по природе своей поразительно доверчив. Ему, например, ничего не стоит поверить в то, что за углом его ждет волшебная страна, а выпитый залпом сок – эликсир любви. Чтобы стать артистом, хоть заслуженным, хоть народным, надо сохранить в себе эту доверчивость – а иначе никак.

Дети перевоплощались в героев сказок, гавкали собакой и мяукали кошкой, пищали мышкой и тащили репку, как бабка с дедкой; с широко открытыми глазами любовались куклами из спектаклей Руслана Кудашова. А это куклы странные, не то чтобы даже и куклы. Похоже, ребята искренне полагали, что эти создания могут говорить: задавали им вопросы, рассказывали о себе, делились впечатлениями...

Познакомившись с актерами, молодыми, талантливыми и красивыми, дети с нетерпением ждали спектаклей, которые показывали в зрительном зале. Табличка у двери в зал гласила: «Департамент высокой культуры театрального зрителя». Там можно было шуметь и даже выходить на сцену, чего в принципе высокая культура театрального зрителя не предполагает. Но один раз можно. На то и волшебный день.

© 1931-2017 СПбГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»