Летающий велосипед

Яна Сергеева. SPBKids. 2013. 1 марта

СПЕКТАКЛЬ «СЧАСТЛИВОЕ ДЕРЕВО» БОЛЬШОГО ТЕАТРА КУКОЛ

 

Притчу о щедром дереве написал американский писатель Шел Сильверстайн. В 1964 году вышла книжка-картинка с авторскими иллюстрациями (помимо всего прочего, Сильверстайн был профессиональным карикатуристом – в частности, многие годы работал в этом качестве в журнале Playboy). Книга о жертвенной любви стала культовой, ее перевели на множество языков, переиздали множество раз и в 1995 году издали подборку интерпретаций притчи. В Большом театре кукол представили свою версию.

Жила-была яблоня, и она любила маленького мальчика. И он ее любил. Приходил к ней каждый день, играл с ее ветвями и листьями, ел яблоки и спал в ее тени. Они оба были счастливы. Потом мальчик вырос и перестал испытывать потребность в играх и нежной дружбе, зато начал испытывать потребность в деньгах и товарах…

Яблоня – слегка экзальтированная девушка в двубортном пальто без рукавов, в вязаной шапке и полосатых митенках. Мальчик – детина в тельняшке с утрированной (соответственно каждому новому возрастному этапу) походкой. Над их головами парят красные клубки яблок, а внизу – через всю сцену – стена старых вещей: чемоданов, коробок, предметов мебели. Возвышаясь над этой баррикадой, Яблоня все-таки не тянет на «Свободу, ведущую народ» Делакруа: она не  борется и не требует, она любит и жертвует. Можно было бы для красного словца приврать, что беззаветная бескорыстная любовь в наш век – сама по себе бунт, но это не так: она не бунт с тех пор, как существует материнская любовь, то есть с начала времен. Версия о материнской природе щедрости сильверстайновского дерева – самая, пожалуй, популярная среди толкователей притчи. Режиссер спектакля смотрит на тему шире: его герои – два разных человеческих типа. Один счастлив, когда дает, другой — когда берет. Но в первом случае счастье выходит трудное (как отчаянно на протяжении всего спектакля Яблоня повторяет, что счастлива – немножко чересчур часто, немножко слишком звонко), а во втором – жалкое и мимолетное.

Итак, Яблоня отдает своему герою все, что может отдать – яблоки, ветки (митенки), ствол (пальто) – и остается налегке, практически голышом, в легкой белой сорочке. К оставшемуся от нее пню приходит старик – бывший мальчик, метафорически тоже уже нагой – у него не осталось желаний, ему ничего уже не нужно, кроме как присесть отдохнуть. Теперь он навеки принадлежит ей.

Спектакль, как и книгу, очень интересно обсуждать с детьми. И не беда, если в начале разговора вы обнаружите, что ребенок воспринял постановку на уровне «яблоня хорошая, мальчик плохой» (чему, конечно, способствует трактовка образов в спектакле). Задавайте вопросы, обсуждайте детали – и вы удивитесь, как мало «правильных» готовых ответов вы найдете.

© 1931-2017 СПбГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»