На главную


Трогательно. Супер

 

"У нас был свой мир, со своими устоями, здесь по-особенному звучали шаги и во всем был свой особый смысл, в иных краях никому не доступный. Но вот становишься взрослым, живешь по иным законам – и что остается от парка, полного теней детства – колдовских, ледяных, обжигающих? Вот ты вернулся к невысокой ограде, сложенной из серого камня, и почти с отчаянием обходишь ее кругом: как странно, что они так малы и тесны –владения, которым когда-то не было ни конца, ни края… и как горько, что в этот бескрайний мир уже нет возврата, - ведь возвратиться надо было бы не в парк, но в игру".

Антуан де Сент-Экзюпери «Планета людей»

Невский проспект. Искусственные гирлянды украшают черные деревья. Фонтан облюбовали неоновые ангелы. Всюду елки и мишура.

-Какой-то новый год ненастоящий…

-Это потому что мы взрослые.



«Маленький принц» Руслана Кудашова – это прежде всего очень трогательная история, вобравшая в себя философию, тоску, наивность, искренность, мудрость; огромный мир с бесчисленным количеством звезд, которые смеются как бубенцы; со сложными вопросами, на которые так просто ответить, если включить воображение и творческую фантазию; с мелочами, которых так легко не заметить, а между тем – в них и есть истина. Светлый, теплый, иногда наивный спектакль не чужд грусти, печали, раздумья о вечном. Все это остается в зрителе после просмотра. Точно так же, как после прочтения сказки-притчи Сент-Экзюпери. Редкость, когда режиссер умеет сохранить атмосферу произведения. Наверное, это и есть настоящее искусство.

Антуан де Сент-Экзюпери – писатель, создавший собственную библию, растворенную в повестях и очерках. Философские размышления тесно сплетены с рассказами автора о собственных полетах и приключениях. Экзюпери повествует о реальных событиях собственной жизни, но под легким пером писателя они превращаются в притчи. Он был летчиком, прошел путь от младшего лейтенанта в парижском аэропорту Бурже до технического директора филиала компании «Аэропосталь» в Буэнос-Айросе. Небо, звезды, космос, голая пустынная земля, полеты, падения, поиск воды в пустыне – это были жизненные реалии Экзюпери. Но он сумел приобщить небо к литературе, превратить привычные ему вещи в символические знаки, простые и понятные каждому, и вместе с тем – наполненные глубинным философским смыслом.

«Маленький принц» (1942г.) – своеобразное итоговое произведение автора. Мотивы его начали складываться с началом войны. Тогда Экзюпери особенно остро начал ощущать, что «планета людей», на которой он проповедовал христианские принципы истинной любви, нравственной красоты, дружбы, жертвенности, начинает превращаться в хаос. В «Маленьком принце» нашло прямое отражение событие 1935 года. Тогда при перелете Нью-Йорк – Огненная Земля Экзюпери потерпел аварию в Ливийской пустыне и пробыл там несколько дней в одиночестве без воды и пищи.

Сюжет произведения знаком каждому. Эта одновременно простая и сложная история оказалась очень востребованной. «Маленький принц» переведен на 117 языков мира и по тиражу стоит на четвертом месте после Библии, Корана и «Капитала» К.Маркса. Неудивительно, что театр тянется к этому произведению. У «Маленького принца» долгая сценическая история. Однако, театральный продукт обычно получается странным. Лаконичную и емкую философию Экзюпери режиссеры всячески пытаются раскрасить разноцветными красками, мальчик (чаще всего актриса-травести) предстает нам в атласных одеждах, усыпанных блестками. Сквозь толщу театрального грима Лиса пытаются пробиться щемящие ноты его заветов. Вроде бы все для того, чтобы дети не скучали. Ведь чаще всего «Маленький принц» украшает афишу именно детских театров (тот ли адресат?). А «театр для маленьких» в нашей стране зачастую понимается примитивно и извращенно: с сюсюканьем, морализаторством, яркостью формы, «тюзятиной».

Маленький принц в спектакле Руслана Кудашова вызывает совсем другую эмоцию. Это небольшая планшетная кукла, бледная «лялька» (как называют ее дети) с большой головой и голубыми глазами-блюдцами, пронизывающими нас не по-детски осмысленным взглядом. Как-то не хочется называть его «принцем», скорее «малышом». Он говорит нежным, спокойным, умиротворяющим голосом (Анастасия Зорина). Тускло-желтые одеяния делают его едва отличимым от пустынного пейзажа Сахары. Это существо до невозможности трогательно. Но, касаясь наших сердец, оно оставляет ощущение не волшебства и сказочности (как от «звездного мальчика» на картинке Сент-Экзюпери), а задумчивости и светлой печали.

Образ Маленького принца – пожалуй, единственное отступление режиссера от визуального мира писателя. В остальном художники Андрей Запорожский и Алевтина Торик бережно отнеслись к рисункам Экзюпери. Плоские картинки, переведенные разными средствами на язык кукольного театра, начинают двигаться и существовать своей особенной жизнью. Птицы, с которыми путешествовал герой, сделаны по принципу теневой куклы: вырезаны по контуру. Взмахивая вверх и вниз белыми крыльями, но фактически оставаясь на месте, они условно показывают, как уносят маленького принца от планеты к планете. Странные персонажи, которых принц встречает на пути, выполнены в виде тантамаресок. Нарисованные в синей гамме, картинки имеют дырки для головы и рук актера. Они словно сошли со страниц книги Экзюпери. У честолюбца кокетливо снимается картонная шляпа, пьяница нежно прижимается к огромной зеленой бутылке, одинокий король сосредоточен на собственной лучезарной улыбке и сверкающем перстне. Есть и трехмерные изображения: потерпевший крушение самолет, планета маленького принца. Средствами театра анимации выполнен эпизод поиска воды. Малыш и Летчик – контуры двух человечков: взрослого и ребенка. Они взялись за руки и неторопливо идут по наклонному картонному горизонту пустыни.

Руслан Кудашов создал спектакль–воспоминание. Толчком к развитию действия является желание Летчика рассказать историю, случившуюся с ним шесть лет назад. Историю возвращения Человека, едва не затерявшегося в душном мире взрослых, к прекрасному миру детства и творчества. Маленький принц здесь – Альтер-эго Летчика, он сам в детстве, видение, представшее на голой пустынной земле умирающему от жажды.

Пилота играет Радик Галиуллин. От начала и до конца спектакля он существует в живом плане. Зрители только входят в зал, а на сцене уже происходит акт творчества. Смешной человек небольшого роста, несколько угловатый, с взъерошенными черными волосами, одетый в нелепый бежевый комбинезон (напоминает одновременно униформу летчика и ползунки), рисует на мольберте картинку. На этом рисунке детская комната: карапуз, роза в горшочке на подоконнике, рыжий лисенок, вальяжно опирающийся на коробку с разноцветными игрушками. Когда зрители рассаживаются, человек поворачивается лицом к залу. Малая сцена БТК, вмещающая всего 50 человек, настраивает на интимную интонацию. Добрые, большие, живые глаза актера умиляют. Нервно тормоша и без того взлохмаченные волосы, он ведет интерактивную беседу со зрителями, рассказывая хрестоматийное «когда мне было шесть лет» и про «слона в удаве» и наглядно демонстрируя рисунок «шляпы». Но вот детство кончилось, и мальчик, выучив с десяток наук, стал летчиком. Галиуллин надевает кожаную жилетку, шлем и очки. Он играет происходящую в герое ломку. Видимо, теснит его эта взрослая одежда. Заглушая рев двигателя, он напрасно пытается докричаться до людей, которые все равно будут видеть на его рисунке только «шляпу», а не «слона в удаве».

Маленькая целая жизнь, от детства до кризиса взрослого человека, прожита актером на авансцене. Когда в душе взрослого наступает пустота – начинается история. Пилот дергает за веревку, занавес падает, и перед нами открывается полотно с многочисленными вставками-окнами. В каждом – свой мир. Центральное нижнее – разбитый самолет в пустыне. Там, среди клубов едкого дыма, и появляется летчик. Он буквально впрыгивает в этот другой мир, мир-воспоминание, мир-детство, мир-игра. Мир, где Летчик рисует Малышу барашка, и тот сразу же оживает. Луч софита выхватывает окно с планетой Маленького принца, на которой сладко посапывает в своей уютной коробке белый картонный барашек. Мир, где баобабы издают забавные звуки (рыкают), пытаясь разорвать корнями-пальцами крошечный шарик , и тут же утилизуются (с милым причпокиванием), как всякий сорняк.

В детстве было все возможно. Мы примеряли на себя разные роли: от злых фей до добрых принцесс. Фея говорила гнусавым голосом и была с одним глазом, принцесса всегда улыбалась и часто вздыхала. Всех трагикомических персонажей, живущих на разных планетах, играет Радик Галиуллин. Он буквально влезает в их образы, просовывая голову и руки в специальные отверстия тантамаресок. Если у Экзюпери честолюбец и король вызывают скорее чувство отторжения, то в спектакле через прием гиперболы и гротеска пробиваются трогательные щемящие ноты. Мы проникаемся тихой жалостью к этим персонажам, вызывающим невольную улыбку. Выбор режиссером из галереи портретов именно этих героев необъясним. В спектакле нет астронома, делового человека и фонарщика. Зато вполне понятно отсутствие многочисленных эпизодов странствия Маленького принца на Земле. Руслана Кудашова интересуют не столько грешки, пороки, бездуховность человечества, сколько механизмы, способные оживить, вдохновить, вернуть в ту игру, которая существовала некогда и без которой чахнет сердце.

Маленький принц долго пытается пробиться сквозь «глухую, зачерствевшую броню» души Летчика. Нежная неземная лирическая музыка, сопровождающая рассказы малыша о баобабах, закатах, звездах, любви к Розе перебивается бытовыми ударами гаечным ключом о бока картонного самолета (музыкальное оформление Владимира Бычковского). Кульминацией спектакля становится совместный поход к колодцу. Экзюпери всегда придавал воде сакральное значение. «Ты нам возвращаешь силы и свойства, на которых мы уже поставили было крест. Твоим милосердием снова отворяются иссякшие родники сердца» . В одном из окон на фоне косого горизонта пустыни расположен объемный колодец. Мерно капает вода. Все кругом озаряется синими бликами. Летчик и маленький принц жадно пьют воду. «Когда мне было шесть лет», – начинает Галиуллин, малыш его подхватывает. Это звучит как гипноз, как бред, как нечто из кошмарного сна. Те, кто раньше не успел заметить двойственность персонажей, в этой сцене почувствуют. Это похоже на чистилище, в котором происходит избавление от страшной болезни. В этой же сцене Летчик будет показывать Малышу свои рисунки баобабов, Лиса – образы его детства. Очень скоро Маленький принц исчезнет, так как его миссия – выполнена. Все вернется на круги своя. На новый виток этих кругов. Когда-то Маленький принц, надев крошечный шлем, улетел со своей родины. Так же сделал и Летчик, покинувший «планету детства». Но разорвать связь с «внутренней родиной» невозможно. Рано или поздно она даст о себе знать.

Спектакль (как и книга) адресован в первую очередь взрослым. Но по странной, уже сложившейся традиции, на «Маленького принца» приводят детей. Они, конечно, задают много вопросов: «А что, кукла живая? А это телевизор или как? А почему лялька бледная?» Вряд ли им понятна и близка тоска взрослого человека, затерявшегося среди житейской суеты. Но дети видят в спектакле свое. «Больше всего понравилось, как Малыш любил Розу и Лиса», – выражала свои эмоции девятилетняя Маша. Значит, дети понимают спектакль по-своему и тянутся к прекрасному, а то, что еще не могут понять, заставляет их больше думать.

Кукольные герои этой сказки-притчи – из арсенала коробки с детскими игрушками. Картонная Роза, Змея-веревочка, Лис – яркая рыжая перчаточная кукла с черными глазами-бусинками. Простые и трогательные. Самым ярким, запоминающимся образом спектакля является Лис (Ольга Фирсова). Роза (Ольга Фирсова) – капризная и изящная, Змея (Евгения Миронова) – мудрая и холодная. Говоря о Лисе, двумя прилагательными не обойдешься. Он живой, юркий, смешной, мудрый. Но вообще его стихия – действие, глагол. Лис всегда таскает с собой картонную коробку (прямо Диоген и бочка). Он вальяжно покачивается на откидной крышке. Ныряет и выныривает из коробки. Смущается. Заразительно хихикает вдруг. Рассуждает о серьезных вещах, тут же забавно тянет звуки: «уууузы». Чешет лапкой за ухом. Озорничает. Одновременно философствует, говорит главные заветы: «Мы в ответе за тех, кого приручили», и «зорко одно лишь сердце, самого главного глазами не увидишь».

Непродолжительная, но наполненная и настоящая дружба Лиса и Маленького принца однажды заканчивается. Но это светлый конец, смерть малыша благостна. В своих дневниках Экзюпери часто упоминал, что «любовь пробуждает образ смерти». Это – жертвоприношение: смерть во имя любви. В данном случае, любви к своей единственной Розе. Маленький принц сидит в одном окне, Лис чуть ниже в другом. Они смотрят в одном направлении (а ведь это и есть настоящая любовь по Экзюпери!). Оркестр играет «свадебно-похоронный» марш: одновременно и мажорная, и минорная музыка. «Печаль моя светла…» Резкий укус змеи, свет гаснет, музыка прекращается.

Но погрузить мир в полную темноту Руслан Кудашов не может. Ведь у него всегда есть свет в конце тоннеля. Любым спектаклем можно опровергнуть мнение, что он – «очень мрачный кукольник» . Маленького принца больше нет. Но его пришествие (пусть и в сознании героя) вернуло его «в игру». Хотя «вернуть» – это не то слово. Разве можно вернуться в детство? Можно к нему тихо прикоснуться, вспоминая. В конце спектакля на раскладной лестнице будет сидеть Летчик (или Радик Галиуллин?) и смотреть в распахнутое окно на сияние звезд, которые умеют смеяться звоном бубенцов. Летчик уже явно взрослый. Он знает, что завтра, может быть, нужно будет снова отправляться в полет, перевозить почту. Он немного грустный. Но его еще волнуют вопросы: «Жива ли та роза? Не съел ли ее барашек?». Мир, так долго собираемый по кусочкам, наконец-то образует единую картину. Полукруглое очертание Земли-пустыни, над которой синеет космос с многочисленными планетами, в центре которых – дом Маленького принца. На фоне этого – идиллическая теневая картина зрительного зала: взрослые нежно обнимают своих малышей, склонивших к ним свои маленькие головки. Трогательно. Супер. В такие мгновения кажется, что вопросы:

Съел ли барашек Розу?

Куда деваются зимой утки с пруда в Центральном парке?

Почему время наверху Эмпайр Стейт Билдинг идет чуть быстрее, чем внизу?

гораздо более глобальные, чем:

Как сдать сессию?

Как выжить в условиях финансового кризиса?

Наверное, это и есть настоящее искусство.

© 1955-2016 ГУ «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»
Powered by V.Sergeevskiy