BTKFest

Роман Должанский. Коммерсантъ. 2012. 9 апреля. №62/П (4847)

Прялка о двух концах [Спектакли петербургского БТК на "Золотой маске"]

В рамках фестиваля "Золотая маска" петербургский Большой театр кукол показал два спектакля Руслана Кудашова: сказка "Колобок" участвует в конкурсной программе театра кукол, спектакль-концерт "Башлачев. Человек поющий" был приглашен во внеконкурсную. Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.

Номинации кукольного театра на "Золотой маске" обычно небольшие — спектаклей в них, как правило, еще меньше, чем наград, отведенных этому жанру. Жанру, границы которого с течением времени искривляются и размываются, хотя профессиональное сообщество российских кукольников по-прежнему представляет собой некий особый круг, как сказали бы на международном наречии, комьюнити. Входящие в него ответственные люди уже много лет решают довольно сложную задачу, как сохранить остатки традиций советского кукольного театра и некогда очень сильной нашей школы при насущной необходимости быть современными и не смотреться на фоне остального мира всего лишь симпатичными маргиналами, забавляющими дошколят на утренниках.

Спектакль "Колобок", сделанный в петербургском Большом театре кукол Русланом Кудашовым, буквально на глазах у "Золотой маски" выросшим из подающего надежды выпускника в руководителя театра и состоявшегося мастера, придуман вроде бы тоже для детей: в основе — сказка, которую дети узнают, кажется, раньше, чем осознают самих себя, хронометраж — минут сорок. Дети реагируют на него радостно и живо, да и устать не успевают. Но и те, для кого содержание истории о блудной выпечке, перехитрившей охотников до нее и вернувшейся домой, откровением не является, получают удовольствие, потому что придуман спектакль просто и ладно.

Вместо теста художники Андрей Запорожский и Алевтина Торик решили использовать нитки: хитрый шарик стариком и старухой не выпечен, а словно смотан из пряжи. Спектакль организован вокруг прялки, стоящей посреди сцены; ее колесо не только рифмуется с геометрической формой заглавного героя, но и ненавязчиво задает тему круга жизни, бесконечной дороги, вращения большой планеты. Мелькают спицы колеса, за ними видны лица и руки актеров, и все персонажи истории появляются и исчезают, словно повинуясь законам физики, неумолимым центробежным и центростремительным силам. "Колобок" кажется сделанным из вещей, которые извлекли из старого платяного шкафа и которые хранят человеческое тепло. Все эти выцветшие носки, варежки и шарфы легко превращаются в людей и животных. А частицы домашнего тепла, оказывается, можно унести с собой — в конце спектакля актеры раздают детям маленькие желтые клубочки ниток. 

Актеры, играющие в "Колобке", кстати, сами не так давно познакомились со сказкой: в спектакле заняты молодые кукольники, выпускники Петербурской театральной академии Ренат Шавалиев, Мария Батрасова и Денис Казачук. На "Золотой маске" был показан еще один спектакль петербургского БТК, в котором занят уже весь курс, выпущенный Русланом Кудашовым и ставший молодежной студией при театре. К кукольному театру как жанру представление под названием "Башлачев. Человек поющий" отношения не имеет — это спектакль-концерт, в котором актеры поют песни Александра Башлачева, и каждая из них превращается в маленький спектакль. К судьбе Большого кукольного театра спектакль имеет прямое отношение: актеры, способные увлечься таким материалом, наверняка и в будущем не согласятся делать глухой и заведомо старомодный театр.

Во всяком случае набор драматических талантов в этой группе налицо. Другое дело, что поэзия Башлачева, одного из самых талантливых и, наверное, самого трагического автора русского рока, не так просто адаптируется к нуждам коротких театральных этюдов. Конечно, спектакль, начинающийся с поминальной тризны по поэту, которая потом превращается в театральное путешествие и театральное переживание, внутри скреплен несколькими разными темами. Но делится он не на сквозные мотивы, а — почти механически — на две примерно равные части. Первая состоит из жанровых зарисовок, и сделаны они молодыми актерами блестяще, с юмором и лукавством, с задором и точностью деталей. Но вот во второй, когда режиссер и актеры вспоминают о "больших темах", их неудержимо тянет в пафос и сентиментализм, что приводит к нескончаемым ритмическим многоточиям, многословию, назидательности и неубедительности. Все-таки трезвость и чувство меры — одно из главных условий современного искусства, будь то искусство кукольного театра или театрализованной песни.

© 1931-2017 СПбГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»