На главную

Настя Бушуева. Mask Book. 2012. 23 марта

Интервью Руслана Кудашова для Mask Book (живой проект "Золотой маски")

Мне кажется, к куклам сейчас отношение более серьезное, чем раньше, когда был один стандарт для всех?

Я с этим не согласен. Мне кажется, что и тогда было отношение достаточно серьезное, просто эстетика восприятия была другая и мир другой. Была хорошая школа актеров, технологов, художников. Сейчас как-то наоборот: после перестройки школа подверглось очень сильному опустошению. Это то, что касается профессионального отношения. А насчет того, что появляются другие формы и размышления по этому поводу… Ну да, они появляются в силу того, что время другое. И оно заставляет думать по-другому. Все равно существуют тенденции развития европейского кукольного театра, который на десять голов обогнал то, что у нас здесь пытались совершать во время перестройки. Естественно, это заставляет уже по-другому думать, по-другому относиться.

В современном театре и шире - в современном искусстве, кто оказал на вас влияние, у кого вы могли что-то почерпнуть?

Это Филипп Жанти и Резо Габриадзе. Больше, пожалуй, из театра пока никого. В последнее время я безвылазно занимаюсь театром, в котором служу, и практически ничего не успеваю смотреть. За последние шесть лет меня никто не поразил.

Что для вас кукла, как Вы к ней относитесь?

Если бы я знал всё заранее, я бы, наверное, не занимался этим делом. Каждый раз возникает что-то новое. Возникают новые отношения, новые формы, новое понимание. Поэтому я не могу ответить на этот вопрос. Все очень по-разному.

Закладываете ли вы в детские спектакли какое-то послание для взрослого зрителя, чтобы и им было интересно?

Прежде всего, должно быть интересно тем, кто это делает. Если нам будет интересно, то это и зрителю будет интересно. А специально никаких заигрываний со взрослыми мы не предполагаем. Дети – такие же люди и они все понимают на духовном уровне так же, как и взрослые.

Почему «Колобок»?

Почему именно «Колобок»? Да потому что нужен был и нужен вообще детский репертуар театру. Нужен какой-то простой, внятный спектакль. А «Колобок» - потому что круглый. Потому что в нем есть ощущение бесконечности.

У вас соединяются понятные для детей бытовые предметы (варежки, шапки) и почти мифологическая прялка, современным детям мало знакомая. Какой смысл вы вкладывали в это?

На самом деле, это очень простой спектакль, честно говоря, я не понимаю, почему его выдвинули на «Золотую Маску». За тот год, который был, мы выпустили премьер восемь, и многие из них достойны, но это мое субъективнное. А тут хотелось сделать очень простой, очень легкий спектакль. Те смыслы, которые там находят критики, - это их дело. Мое дело – просто сделать легкую форму, непритязательную, в которой было бы удобно самому Колобку существовать, чтобы не было натужного, громоздкого, шельмового и «à la Russe». Я понимаю, что он очень приятен для детей. Замечательно, я очень рад. Хорошо, что Колобок круглый, и тот мир, в котором он существует, тоже круглый. И землица наша тоже круглая, Матушка Земля. Круглая и вращается. И мы все вращаемся, бегаем по ней, как колобки.

© 1931-2017 СПбГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»