Летающий велосипед

Дина Годер. Московские новости. 2011. 19 сентября. №121

Без надрыва [о фестивале "Реальный театр -2011"]

 

Екатеринбургский фестиваль «Реальный театр» — пожалуй, один из самых представительных театральных смотров провинциальной России — славой обязан в первую очередь своему артдиректору Олегу Лоевскому.

Человек-мотор Лоевский круглый год колесит по стране в поисках чего-нибудь интересного и сам это интересное провоцирует с помощью многочисленных лабораторий молодой режиссуры в, казалось бы, самых далеких, маленьких и неприспособленных для современного искусства местах. Возможно, именно в результате любопытства артдиректора «Реальный театр» хоть во многом и состоит из важных постановок известных по России режиссеров, но все же имеет какое-то веселое молодое настроение, интерес к новым пьесам. На сцене — спектакли молодых режиссеров и заводные актерские команды недавних выпускников, а в зале — восторженная студенческая публика.

В этом году, поддерживая солидный статус уже 11-го «Реального театра», «Золотая маска» привезла на фестиваль целую обойму своих призеров, но и тут кроме «Дяди Вани» Додина и спектакля «Ничья длится мгновенье» Карбаускиса было два чудесных детских спектакля из «молодежного проекта» РАМТ в постановке дипломников РАТИ — «Как кот гулял где ему вздумается» и «Бесстрашный барин», — в последнее время ставших главными гастрольными хитами страны.

В афише «Реального театра» в этот раз было немало имен, давно известных в отечественном театре: Григорий Дитятковский поставил «Без вины виноватые» в Екатеринбургском ТЮЗе со звездой этого города Светланой Замараевой в роли Кручининой, Григорий Козлов привез «Идиота» из своей питерской «Мастерской», Анатолий Праудин — поставленный в «Самарте» маленький спектакль «Привет, Рэй» в память о погибшем датском кукольнике Рэе Нусселяйне, прежде не раз приезжавшем в Екатеринбург.

Из Перми прибыло сразу два именитых гастролера: Сергей Федотов, прославившийся постановками трагикомедий Мартина Макдонаха в театре «У моста», привез очередную макдонаховскую гротескно-сентиментальную премьеру «Безрукий из Спокэна» со звездой своего театра Иваном Маленьких в заглавной роли; Борис Мильграм из «Театр-Театра» — экстравагантную постановку «Дядюшкиного сна», где более всего впечатляло оформление Филиппа Григорьяна, превратившего провинциальный город Мордасов Достоевского в пустыню после индустриальной катастрофы. Закрывал фестиваль «Борис Годунов» «Коляда-театра» в постановке самого же Николая Коляды.

Но, пожалуй, большим успехом у зрителей, чем спектакли знаменитостей, пользовались те, о которых заранее известно было мало: те, с которых я и начала, — молодые по настроению и по теме. Как постановка ученика Гинкаса Максима Кальсина в омском Пятом театре «Географ глобус пропил» — с заводной школьной атмосферой и изобретательно использованными окнами-экранами с видео. Или спектакль из того же театра «День за жизнь», где напряженную пьесу Александра Молчанова «Убийца» о двадцатилетних поставил немецкий режиссер Ральф Зибельт. Или «Старший сын» в постановке Григория Козлова, где его недавние студенты, в несколько эстрадной манере играющие пьесу Вампилова с твистами и Визбором, начинают спектакль о 60-х с трогательных воспоминаний о своих родителях, молодыми фотографиями которых оформлена сцена.

Два спектакля в программе «Реального театра», произведшие на зрителей самое сильное впечатление, — две камерные истории о поэтах. Первую поставил молодой режиссер Борис Павлович, возглавляющий кировский Театр на Спасской. Он придумал «лирический перфоманс» для одной актрисы «Видимая сторона жизни» по стихам и воспоминаниям питерской поэтессы Елены Шварц. Яна Савицкая играет спектакль в зрительском буфете, разгуливая между столиками со зрителями и то шокируя их рассказами о пьяных похождениях, то трогая беззащитностью и стихами.

Второе поэтическое представление фестиваля было, напротив, коллективным. Руслан Кудашов, руководящий петербургским Большим театром кукол, недавно создал из выпускников своего курса в СПГАТИ молодежную студию. И эти ребята играют спектакль-концерт «Башлачев. Человек поющий» то хором, а то по одному, по двое, по трое, как цепь историй, в каждой из которых баллады Башлачева превращаются в обаятельные мини-спектакли. Юные кукольники оказались отличными актерами, думаю, что в ближайшее время их расхватает телевидение. А их спектакль с весьма опасными текстами Башлачева, часто провоцирующими исполнителей на пошлую есенинщину и надрыв, звучит с интонацией чистой и искренней, без всякого разрывания рубашки на груди. С очень верной интонацией для «Реального театра».

© 1931-2017 СПбГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»