На главную

Мария Кингисепп. БлогСлов. 2007. 30 сент

Маленькая философия

«Маленький принц» в Большом театре кукол — это очень личный взгляд на откровенную вещь мирового масштаба. За один всего час рассказана история, вобравшая в себя дюжину жизней, детскую искренность, житейский цинизм, глубинную мудрость и целый мир, где ценится дружба и смеются звезды. Сходить на «Маленького принца» — значит выйти просветленным и удивленным, притихшим и улыбающимся, задумчивым и слегка печальным. После такого свидания с искусством как-то не хочется закуривать на улице, толкаться в метро, включать мобильный телефон и думать о важных делах и докучливых проблемах. Сердце просит покоя и пешей прогулки, норовит открыться первому встречному и найти в нем друга или родственника. Это значит, что искусство — настоящее, а режиссер Руслан Кудашов — хороший и сильный.

Очень изобретательно и красиво выглядит и то, что называется работой художника. Андрей Запорожский и Алевтина Торик все просто и очень хитро придумали. Во-первых, они явно имели в виду рисунки самого Экзюпери и бережно-тактично к ним отнеслись, используя в постановке. А во-вторых, они выстроили целую Вселенную на нескольких квадратных метрах. Мир постепенно раскрывается перед нами, освещаемый лучом софита, оживающий в диалогах героев. Пока идет спектакль, постепенно замечаешь, как единая картина складывается из фрагментов-окошек, или картинок в рамочках. Получается космический вид: наша планета (в виде пустыни, куда падает самолет летчика Экзюпери), над ней справа и слева — звезды, где живут такие узнаваемые персонажи (собирательные образы людских характеров и пороков, карикатурные метафоры, трагикомические обличья), над ней по центру — планета Маленького принца (где появляется он сам, его капризуля Роза и его забияка Барашек). Геометрия картин-планет неподражаемая, а действие на них разыгрывается разными средствами. В самой большой помещается живой летчик с муляжом самолета, потерпевшего катастрофу в пустыне. Там появляется серая планшетная кукла Маленького принца с пронзительным выражением наивного лица и просит нарисовать барашка, дать ответы на тысячу важных вопросов и научиться ценить вечное превыше скучных житейских проблем.

Происходящее выглядит столь же просто и при этом серьезно, как читается сам текст сказки Экзюпери. Общий настрой — философический. Но не подумайте, строгой морали никто не читает, и намеренно не развлекает. Любовь здесь одновременно горька и иронична, дружба проходит обычные свои испытания на прочность и фальшивость.

Маленький принц летит за перелетными птицами в виде теневой куклы — вырезанного контура. Маленький принц ведет друга-летчика к колодцу в виде аппликации с элементами анимации. Маленький принц общается с инопланетными существами — лицо актера вставлено в овал, как у курортных пляжных фотографов, кисти рук просунуты в прорези, остальное нарисовано в духе иллюстрации к детским книжкам и выхвачено лучом. В сюжете оставлены встречи с одиноким королем, который повелевает несуществующими подданными, с честолюбцем, который нуждается в перманентном восхвалении, деловым человеком, который все подряд считает, и стариком, который пишет толстенные книги. Но пьяницы, которому совестно пить, по понятным морально-этическим соображениям в спектакле нет. И почему-то нет фонарщика, который каждую минуту зажигает и гасит фонарь и тщетно мечтает об отдыхе.

Рыже-красный лис, который просит приручить его и легко произносит избитую жизнью фразу «ты в ответе за тех, кого приручил» — перчаточная кукла, появляющаяся из картонной коробки. Лис очень живой и потешный. Смущается — чешет лапкой голову и жмется, ссутулившись. Воображает — вальяжно качается на крышке, как на стуле. Впадает в отчаяние — ныряет головой «в омут» коробки. А Маленький принц, чтобы «влезть в шкуру» лиса, сует голову в эту его коробку.

Интересно наблюдать за реакцией взрослых зрителей. Они почему-то каждую реплику воспринимают как откровение. Странно: кажется, нет человека, что не помнил бы текст этой сказки наизусть, однако для большинства фразы звучат словно впервые, и большинство это испытывает искреннюю радость открытия чуда. Дети видят в спектакле свое и расставляют приоритеты (Лис понравился, Роза не понравилась, Король противный), а взрослые под странно-прекрасную музыку забывают следить за выражением своего лица, которое становится жалобным и спокойным одновременно.

Владимир Бычковский подобрал, скорее, не разномастные музыкальные фрагменты, а использовал звуки музыки (с большой буквы). В звучании поющего розария, например, есть что-то китайское: колокольчики, свист, трели и переливы. В сцене гибели-отлета Маленького принца, укушенного змеей, духовой оркестр играет вальс в мажоре. И постоянно шумит и вздыхает ветер.

Маленький принц у Кудашова не краснеет и не плачет, как у Экзюпери. Он похож на смертельно больного, а оттого рано повзрослевшего и не по возрасту смышленого, спокойного ребенка. Летчик не носит его заботливо на руках, как в книжке, а по-товарищески кладет руку ему на крохотное плечико. У мальчика нет золотого шарфа, зато есть крошечный шлем пилота. И бубенцы-звезды не плачут — они смеются спокойным, радостным и тоже мудрым смехом. Потому что это очень добрый спектакль. Но не потому, что театр — детский. Просто взгляд другой. Экзюпери видел, что все взрослые когда-то были детьми, только забыли об этом. Кудашов видит, что все дети становятся взрослыми раньше, чем взрослые это замечают. А спектакль «Маленький принц» и вовсе сделали люди, которые остались детьми навсегда и которым не надо ничего объяснять.

© 1955-2016 ГУ «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»
Powered by V.Sergeevskiy