Спектакль Железо

Анна Константинова. Страстной бульвар, 10. 2011. июнь. №8 [138]

Испытание детством

В нынешнем сезоне репертуар Большого театра кукол пополнился «малышовыми» спектаклями «Колобок» и «Бармалей». Оба они созданы при участии мастерской Руслана Кудашова. Доказав свою творческую состоятельность на материале Киплинга, Шекспира, Маркеса и т. п., студенты выпускного курса были допущены мастером и главным режиссером к не менее серьезному делу - поиску общего языка со зрителем-дошколенком.

Именно фантазии молодых кукольников «Колобок» Кудашова обязан важной частью постановочного решения, которое явно наследует одному из студенческих этюдов, где ребята разыгрывали рождественский сюжет, приспособив для ролей Марии и Иосифа вязаные варежки. В «Колобке» варежкам доверили роли Бабки и Дедки - «благородных родителей» заглавного героя (клубочка из солнечно-желтых шерстяных ниток). Получилась замечательная «сезонная» история: посмотревшие спектакль малыши дома обязательно попытаются сделать Серого Волка из носка, Медведя из шапки, и лисий хвост из шарфа любого цвета.

И, конечно же, нельзя не заметить одну из замечательных особенностей творчества Кудашова: равноправно уважительную требовательность к зрителю. Неважно - взрослому или крошечному. Вне зависимости от того, обеспечен ли сидящий в зале достаточным культурным багажом, Кудашов верит в его способность «прочесть» так или иначе символику, например, огромного прялочного колеса (центр сценической композиции в «Колобке», выполняющий и функцию игровой площадки для кукольных персонажей). Для кого - солярный символ, или образ временного цикла, для кого - просто веселая карусель... И безошибочный вариант организации очень уютного пространства камерной сцены театра (художники Алевтина Торик, Андрей Запорожский).

Для исполнения ролей в самой детской из всех детских сказок режиссер привлек своих студентов Марию Батрасову, Дениса Казачука и Рената Шавалиева. И, надо сказать, что премьерные показы «Колобка» обнаружили лишь частичную готовность молодых артистов к специфике существования в «детском жанре». Быть искренними, трогательными, забавными, жизнерадостными и душевными, как оказалось, непросто, играя с вязаными зверушками! Искушение воспользоваться не самыми лучшими «детскими» приемами и нотками, увы, не вполне миновало талантливую молодежь в этом спектакле, выпущенном к началу сезона.

«Бармалею», предназначенному для большой сцены БТК, и пространство, и фактура понадобились совсем другие. Их студенты придумали уже самостоятельно (в программке спектакля мастер курса значится лишь как «помощник»). Тем не менее, «Бармалей» с «Колобком» роднит та же уважительная апелляция к юному зрителю. Создатели спектакля не сомневаются в его способности по достоинству оценить вполне авангардные приемы в духе Дмитрия Крымова и Люка Персеваля. Впрочем, для этого есть все основания, ведь в основе решения - рисунок, а рисуют все дети. Но основа эта оснащена фантазийными находками по последнему слову театральной техники: наивно-примитивные каракули, которые на глазах у зала рисуют, обмакивая толстые кисти в ведерки с красками, артисты, виртуозно обыграны световой партитурой, кинопроекцией и мизансценическим решением. Бармалей самым настоящим образом «страшными глазами сверкает» - в глазницах его грубо очерченного на бумажном занавесе силуэта включаются светодиодные фонарики. А костер, в который разбойник бросает Айболита, - это вырезанная в том же занавесе рваная дыра, подсвеченная красным светом. И так далее...

Актерский сюжет для знаменитой сказки Чуковского нашелся простой и жизненный: Бармалеем становится один из трех «малышей» (Роман Дадаев), которого другие двое (Мария Батрасова и Дмитрий Чупахин) не принимают в компанию, по каким-то им одним понятным «детсадовским» причинам. Мальчишка сокрушенно шмыгает, проводит под носом измазанной в черной краске рукой - и становится «кровожадным-беспощадным» разбойником со жгуче-черными усами. Дальше, как это водится, после взаимных подначиваний, обид, потасовок, наступает примирение. Его залогом становится мятный пряник, который бывший «людоед» буквально «отрывает от сердца», чтобы угостить друзей.

Игра в нарисованную Африку студентам Кудашова удалась несомненно, уже в премьерных показах было видно, что они чувствуют себя очень органично, безобразничая в воображаемых джунглях на глазах у заполненного детьми зала. Может быть потому, что за прошедшее с начала сезона время они «доросли» до «детского театра». А может быть - потому что в «Бармалее» им пришлось играть не таких уж давних самих себя?

© 1931-2017 СПбГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»