Летающий велосипед

Ася Волошина. Проба пера. 2011. 7 февраля. №3. C. 4

Ворвется взатяжку весна [О показе эскиза спектакля 6 февраля в рамках Володинского фестиваля]

А вот курс Руслана Кудашова формат квартирника провалил. Да еще с каким оглушительным треском! Зрители, которые попали на малую сцену Театра Кукол, увидели самый первый показ постановки, посвященной Александру Башлачеву. Этот поэт и рок-музыкант, казалось бы, фигура, имеющая к посиделкам на флэтах и в сквотах, к «беседам на сонных кухнях, танцам на пьяных столах», самое прямое отношение. Но, тем не менее, ни о какой атмосфере квартирника и речи идти не могло. Потому что это был полноценный драматический спектакль, рвущий в лоскуты сердце (а по-другому, разумеется, бессмысленно, если речь идет о Башлачеве). Спектакль, вполне достойный ON-программы. Хотя… Нельзя с уверенностью сказать, что именно володинская интонация звучала вчерашним вечером на малой сцене. Может быть, и нет. Потому что у Володина от неудавшейся любви тихо глотают… или нет, сдерживают слезы всю жизнь. А у Башлачева «любовь – это Солнце, которое видит закат». У него от любви выпрыгивают из окна. У Володина «стыдно быть несчастливым», у Башлачева «есть целое небо, но нечем дышать». Здесь задействованы другого рода энергии. Хотя боль за одинокого и неприкаянного человека та же.
Премьера впереди, и было бы «непо-володински», воспользовавшись гостеприимством кудашовцев, выдавать в печати их секреты. Поэтому (и только поэтому) подробно писать о спектакле мы не будем. Но нельзя не сказать хотя бы о том, как страшно...
Страшно. Когда Наталья Сизова, сияя черными, как у лучших героинь Достоевского, глазами выпаливает речитативом текст о том, что «голова – перекресток железных дорог». Когда Дмитрий Чупахин, как чужую одинокую женщину, у которой «враги сожгли родную хату» сжимает в объятиях баян. Когда захлестывает оголтелый напор пьяной драки – не стилизованной, полутанцевальной, а дикой, неистовой, площадной. И еще во многих, многих сценах.
И смешно, и щемящее-грустно. Когда обворажительно-нелепая королева бутербродов пытается не расплакаться, понимая, что, наевшись, ее в очередной раз покинули ухажеры. Когда человек, улетевший в кресле к своему двойнику на другую планету, разминулся с ним в космосе. Когда обладатель диван-кровати сжег все свои письма. И еще во многих, многих сценах...

© 1931-2017 СПбГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»