На главную

Юлия Клейман. Театральный Петербург. 2009. декабрь

Прогулки с Винни-Пухом

 

Давно подмечено, что повести о Винни-Пухе и его друзьях – это не просто книги для малышей. Сюжет разворачивается слишком неторопливо, главы слишком длинные, слишком многое построено на игре слов. Для того, чтобы детская аудитория могла воспринимать эту историю в театре или на экране, режиссер должен очень основательно потрудиться над инсценировкой. В мультфильмах студии Уолта Диснея истории о Винни-Пухе приобрели динамизм и, одновременно, изрядный налет мелодраматизма. В мультфильме Федора Хитрука акцент сделан на образе Винни, чья душа поэта и философа помещена в неуклюжее смешное туловище. Анатолию Праудину в спектакле «Дом на Пуховой опушке» было важно показать, как старые игрушки после смерти Кристофера Робина строят из ненужного хлама свой новый мир, творчески взаимодействуя с реальностью.

Новый спектакль Руслана Кудашова в Большом театре кукол «Прогулки с Винни-Пухом» – это ностальгическое погружение в мир детства, показанный как пространство игры и ничем не скованного воображения. Как и в других своих спектаклях -- «Маленький принц», «Щелкунчик, или Рождественские сны и видения Мари Штальбаум» и «Холстомер» --- режиссер предваряет появление кукол игрой актеров. История приобретет смысл и глубину, когда радость появления кукол (они у Кудашова всегда – важнее) усилена их ожиданием.

Пятеро одетых в клетчато-зеленые детские наряды персонажей - трое юношей, две девушки - с умилением обнаруживают на сцене крохотные стульчик, лесенку, кубики, мячик. У персонажей нет имен, вначале это серьезные взрослые (пусть и одеты не возрасту), которые находят детские игрушки. С открытием клетчатого зеленого занавеса резко меняется масштаб, а с ним и ритм спектакля: неторопливые взрослые превращаются в маленьких озорных фантазеров. На сцене все тот же, но во много раз увеличенный в размере, набор предметов. Огромный – до самых колосников – стул, становится основным местом действия. Достаточно вставить в ножки стула две маленькие веточки, и он становится волшебным лесом, залитым мягким, очень красивым зеленым светом.

Актер Денис Пьянов первым находит «своего» желтоватого мишку Винни-Пуха в одном из разноцветных кубиков-коробок. И с какой-то трогательной нежностью одновременно играет им, как актер, и играет в него, как ребенок. Винни-Пух и все его позже найденные друзья - это планшетные куклы. Но они так похожи на мягкие плюшевые игрушки (художники – Алевтина Торик, Андрей Запорожский), что, пожалуй, зрителям и самим хочется их подержать и побаюкать.

Пока остальные персонажи не нашли своих игрушечных героев, они азартно включаются в игру с Винни-Пухом, превращаясь во всех одушевленных и неодушевленных участников эпизода полета за медом. Высовывая кулачки, они жужжат, как пчелы. Спорят, чей шарик подойдет Винни-Пуху больше. Cажают мишке на нос полосатую прищепку, и всем становится ясно, что Пуха ужалили. Дважды совершают полет вместе с огромной резиновой пулей, потому что первый раз она попадает в Пуха, и приходится переиграть.

Таким образом, «взрослые» длинноты текста Милна в пересказе Заходера не просто находят сценическое оправдание, но становятся важнейшей частью театрального содержания спектакля – именно они дают актерам, существующим в логике детского поведения, простор для построения множества игровых сюжетов. Ведь, как известно, дети одновременно и играют, и изображают, и вступают в соперничество. Когда Винни-Пух, карабкаясь по ножке стула – дерева, задает попавшему наверх раньше персонажу Радика Галлиулина вопрос «Зачем тебе жужжать, если ты не пчела?», тот, тряся сжатым кулаком и сморщив нос, отвечает: «А я – пчела, з-з-з-з!».

Пока не вся компания обрела своих игрушечных персонажей, они конструируют из лестниц и мягкого круга нору для кролика (из этих же элементов будет потом составлено и место обитания серого в горошинку Ослика Иа), а потом по очереди пытаются вытащить из нее Пуха. Но когда игрушки найдены, актеры уже без пантомимических интермедий, средствами одного только кукольного театра (когда у Пятачка лопается шарик, это красиво показано «театром теней») разыгрывают историю про День рождения Ослика. Игра «вживую» была шумной и забавной, но куклы дали ей иное качество: создали атмосферу тепла и уюта. Недаром актеры соответствуют здесь своим куклам не только тембром голоса, как это обычно принято в кукольном театре. Родство людей и кукол выражено здесь множеством деталей: от хлястика шапочки Петра Васильева, напоминающим хвостик Иа, до хрупкости Анны Сомкиной, играющей Пятачка.

Режиссер тонко превращает замечательный актерский ансамбль в компанию детей, которые при помощи игрушек подружились и поняли что-то очень важное. Второе действие начинается с урагана: в загадочном синем свете игрушки кружатся, пока не оказываются висящими на все том же огромном стуле вниз головой. В ответ на размышления Пятачка о том, где он будет жить, когда отдаст свой дом бездомной Сове, Винни-Пух тихо-тихо произносит: «Ты будешь жить у меня». И звучит это очень пронзительно. На сцене кружатся мыльные пузыри, и разговоры Винни-Пуха и его друзей о том, как хорошо идти по лесу, слушать его звуки и ни о чем не заботиться, звучат, как музыка.
 

© 1955-2016 ГУ «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»
Powered by V.Sergeevskiy